Концепция любви - Глава 3 Часть 1

Мгновение вместе мы были,

                                                                                                                                           

но вечность – ничто перед ним;

                                                                                                                                  

    … Прости! – не жалей безрассудно,

                                                                                                                                            

О краткой любви не жалей:

                                                                                                                                            Расстаться казалось нам трудно,

                                                                                                                                          

Но встретиться было б трудней!

 

                                                                                                                                                                                     М. Лермонтов

 

 

Вероника только что закончила разговаривать с мужем. Она понимала, что практически ничего ему не объяснила, и что Дарио, несомненно, остался в недоумении. Она не сказала ему правду, но это было к лучшему, ей было необходимо поразмыслить. Вероника мучилась при мысли, что ее муж остался один и в неведении касательно причины ее отъезда, и лишь осознание его глубокого доверия к ней несколько утешало ее. Тем не менее, ее главная озабоченность была направлена на другого мужчину, вызывая в ней немалое чувство вины. Думать об Андрэа, как о тяжелом больном, возможно, находящимся при смерти, было невыносимо. После стольких лет, в течение которых они только изредка слышались по телефону, она была не в состоянии представить его на больничной койке; все принадлежало воспоминаниям, и в ее памяти, как старые фотографии, пробегали далекие образы.

Вероника чувствовала себя совершенно разбитой. Лучшим решением было попытаться уснуть, чтобы попасть в больницу как можно раньше. Женщина медленно разделась, словно каждое движение причиняло ей боль, и вошла в душевую кабину. Она долго стояла под теплой струей, надеясь хоть немного успокоиться, затем надела пижаму и проскользнула под простыни. Включила телевизор в надежде отвлечься, но упрямые воспоминания снова перенесли ее в то лето, когда она встретила Андрэа.

 

***

 

Было довольно поздно, когда она вернулась домой. Друзья забросали ее вопросами, недоумевая, как она смогла провести почти целый день одна в незнакомом городе.

- Признайся, ты подготовилась еще в Италии, разработав один из твоих индивидуальных маршрутов, на этот раз для себя самой, - пошутил Микеле.

- Признаюсь, - ответила Вероника, хитро улыбаясь, – что мне не хотелось тревожить двух голубков в их любовном гнездышке, вот я и оставила вас одних. –

- Да ну тебя, давай рассказывай, где была. Не думала я, что нужно столько времени для посещения башен, - сгорала от любопытства подруга.

- Ты же сама сказала, что в Куала Лумпуре есть много чего посмотреть, вот я и прогулялась. –

- Но ты же совершенно не знаешь города! У тебя даже туристической карты нет! Так ведь можно было и заблудиться! – воскликнула озабоченно Лиза.

- Да мы далеко не уходили... – внезапно замолчала Вероника, глядя на смеющихся друзей.

- Вот ты и попалась! Что значит мы? Признавайся, как на исповеди. –

- Вы хуже осенних мух, - махнула рукой Вероника. – Нечего мне рассказывать. Я увлеклась изучением истории строительства башен и не заметила, как со мной неожиданно заговорил мужчина. Я испугалась, услышав его голос, и набросилась на него, как сумасшедшая, уж не помню, что я ему наговорила. –

Лиза и Микеле, не пытаясь удержаться, дружно захохотали. – Только ты на такое способна. Ты с ним не подралась? –

- Если будете издеваться, ни за что не узнаете, чем все это закончилось, – обиделась Вероника.

- Да ты же умираешь от желания все рассказать, - ответил Микеле, тут же получив от жены пинок в бок. – Он вызвал полицию, и вы провели весь день в участке? – Все трое засмеялись.

- Лиза, попроси своего мужа помолчать, иначе попадет и ему, - все еще смеясь, обратилась Вероника к подруге.

- Все было совсем не так. Мне стало стыдно, и я предложила ему твой билет, а после осмотра он, в знак признательности, пригласил меня в кафе отведать местных сладостей. Потом мы прогулялись по парку вокруг КЛСС. Вот и все. -

- Вот и все? Да вы ее послушайте! Только что приехала и уже обзавелась местным поклонником, - не успокаивался Микеле.

- А кто вам сказал, что он местный? Он итальянец, как и мы, - выпалила Вероника, довольная последовавшей реакцией. – Кроме того, молодой и привлекательный. –

Микеле не нашелся, что ответить. Лиза молча смотрела на подругу изумленными глазами.

- Один ноль в мою пользу, - заключила Вероника. – А теперь у меня тоже есть один вопрос. В этом доме кормят или как? –

После ужина подруги убрали со стола, и Вероника решила искупаться при свете луны. Лиза уверила ее, что ей не грозит никакая опасность, но посоветовала одеться сразу же после купания, чтобы защититься от многочисленных комаров. Вероника взяла джинсы, рубашку с длинным рукавом, полотенце и пошла к бассейну.

На улице было все еще жарко, но дневная влажность чувствовалась меньше. Девушка присела на шезлонг и огляделась по сторонам. Вокруг не было ни души, в воздухе царила абсолютная тишина. Парк, с его темной водной гладью и причудливыми формами деревьев, казался вышедшим из волшебной сказки. Только стрекотание ночных насекомых вносило некоторое оживление в этот таинственный мир. Вероника поднялась и направилась к воде, еще не утратившей своего тепла после долгого солнечного дня. Девушка пересекла вплавь бассейн, остановившись у его противоположной стороны, там, где расли ананасы. Цветы испускали нежный аромат, и Вероника совершенно расслабилась, вспоминая о прошедшем дне. Все казалось ей нереальным: ее встреча с молодым инженером, проведенное вместе время и даже ее ощущения. Может, это был лишь прекрасный сон, и сейчас она проснулась? Она представила лицо Андрэа, его чудесные зеленые глаза и волнистые волосы и улыбнулась безумному желанию разделить с ним эти волшебные мгновенья. Что он делал в этот момент? Уже спал или, может быть, думал о ней? Ее инстинкт говорил, что и мужчина не мог выбросить ее так просто из головы.

Выйдя из воды, она заметила, что беседка заполнилась людьми. Все они были молодыми, лет под тридцать, высокими и светловолосыми. Они устроили барбекью, смеясь и переговариваясь на похожем на немецкий языке. Вероника приняла душ, тщательно обтерлась полотенцем и оделась, следуя совету Лизы, после чего вытянулась в шезлонге и погрузилась в размышления. Пару минут спустя к ней подошел один из молодых людей и на хорошем английском языке пригласил ее присоединиться к их компании.

- Будем рады принять Вас в наш круг. Вы, наверное, недавно приехали, мы здесь со всеми знакомы. – Мужчина был высоким, довольно приятным блондином и улыбался ей радушной улыбкой.

- Я собиралась уходить, может быть, в следующий раз, - улыбнулась она, не желая казаться невежливой.

- Ну, что Вы! Сегодня такой прекрасный вечер! Давайте хотя бы познакомимся, - настаивал мужчина.

Вероника замешкалась: она не хотела спать, желая всего лишь спокойно провести остаток вечера, но было ясно, что в их присутствии ей не удалось бы вернуться к воспоминаниям.

- Хорошо, но только ненадолго, - последовала она за блондином.

Молодые люди были голландцами и находились в Куала Лумпуре с целью создания новой сети магазинов фирменной одежды.

- Вы здесь тоже по работе? – спросила одна из женщин, разглядывая ее с любопытством.

- Нет, я в отпуске, в гостях у друзей, которые соблазнили меня рассказами о чудесах этой страны.. -

- Да, для любителей природы здесь настоящий рай. Вы уже побывали в знаменитых парках Лейк Гарден? –

- Я только что прилетела, - покачала головой Вероника. – Единственное, что я увидела, это Башни Петронас. –

- А Вы откуда? – спросил пригласивший ее мужчина. – Здесь интернациональное общество, мы – из Голландии, есть и англичане, австралийцы, венгры, итальянцы, в-общем, настоящая Вавилонская башня. –

- Я тоже итальянка и остановилась как раз у моих соотечественников. –

Между тем мясо было готово, и мужчины принялись нарезать его еще горячим, раскладывая по пластиковым тарелкам и обильно поливая кетчупом. Откуда-то появилось только что принесенное ледяное пиво, и Вероника сама не заметила, как оказалась с тарелкой на коленях и баночкой пива в руке. Ей ничего не оставалось, как составить им компанию. Ян – так звали настойчивого блондина - занял место рядом с ней и говорил без умолку. Он сообщил ей, что в Куала Лумпуре был итальянский ресторан, и они с друзьями часто ходили туда ужинать.

- Присоединяйтесь к нам в следующий раз? – он смотрел на нее с открытой улыбкой человека, которому нечего скрывать, и все же Веронике не понравилось его приглашение. Ей казалось это слишком поспешным после получасового знакомства. У нее складывалось впечатление, что Ян за ней ухаживает, но вопреки женскому тщеславию ее это слегка раздражало. Молодой голландец мог понравиться любой женщине: высокий, светловолосый, голубоглазый, почти атлетического сложения. Кроме того, он был внимателен, галантен и умел делать комплименты. Голландец казался уверенным в своем очаровании и вел разговор легко и непринужденно, но Вероника, по непонятной причине, все больше и больше раздражалась. Позднее она поняла, что ее раздражение основывалось на факте, что на его месте она подсознательно желала видеть другого мужчину, и если бы приглашение на ужин поступило от Андрэа, ее реакция была бы совершенно противоположной. Ей было даже смешно, что она не могла забыть практически незнакомого ей человека. Возможно, Андрэа спокойно спал в своей гостинице, в отличие от нее ни о чем не думая и не терзаясь.

- Благодарю за приглашение, я пока не знаю своих планов. Лиза с мужем, наверняка, разработали для меня целую программу, - уклончиво ответила Вероника.

- Но если у Вас останется свободный день, я всегда в Вашем распоряжении, – оставил за собой последнее слово голландец.

- Несомненно, - кивнула она, начиная злиться. – Мне пора идти. Сегодня был долгий день. –

- Я провожу Вас. Здесь темно, а Вы еще не знакомы с окрестностями, – галантно улыбнулся Ян.

Вероника не собиралась оставаться с ним наедине ни на минуту и не желала подавать ему ложных надежд своим согласием. Он ее не интересовал и должен был это понять.

- Я живу в десяти шагах отсюда и прекрасно дойду сама. До свидания. – ответила она вежливо, но решительно.

В квартире был погашен свет, супруги уже спали, и Вероника, стараясь не шуметь, осторожно прокралась в свою комнату. Несмотря на поздний час, она не могла уснуть. Все казалось очень странным. Красивый голландец, ухаживавший за ней с такой настойчивостью, оставил ее равнодушной, а немногословный инженер уклончивого поведения заполнил все ее мысли. Вечная человеческая загадка – хотеть то, чего трудно достичь. Добытое с легкостью не ценится, и человек ставит перед собой почти невозможные цели, чтобы иметь что-то, за что сражаться и страдать, ведь страдание является составной частью цели, позволяя впоследствии сильнее насладиться достигнутым.

Проснулась Вероника от стука в дверь. Отозвавшись еще хриплым ото сна голосом, она повернулась в постели и увидела Лизу с чашкой кофе в руках.

- Ну и соня! Ты знаешь, который час? Так и весь отпуск проспишь. –

- Уже поздно? Я вчера никак не могла уснуть, крутилась часов до двух ночи. – Вероника по-кошачьи потянулась.

- Не могла уснуть... Куда ты вчера пропала? Мы заметили, что ты была не одна., - засмеялась Лиза.

- Я немного поплавала, а потом собиралась насладиться прекрасным вечером в одиночестве, когда появились эти голландцы со своим барбекью и пригласили меня к ним. Был там один тип, очень настойчивый, Ян, в конце концов я от него сбежала, - рассказала Вероника, прихлебывая кофе.

- Ян? Этот красавчик викинг с голубыми глазами? Ты убежала от него? – Лиза посмотрела на нее недоверчиво. – Но он же самый популярный мужчина в нашем комплексе! Все незамужние девушки сходят по нему с ума, а ты пускаешься в бегство! В чем здесь дело или лучше сказать в ком? –

- Я тебе повторяю, что на меня ваш викинг не произвел никакого впечатления, - ответила Вероника насмешливо. – Наоборот, какой-то он прилипчивый: пойдемте, сделаем, поужинаем, я проведу вас до дому, здесь так темно, - передразнила она голландца. – Не в моем он вкусе, и потом мы только что познакомились, могу я покапризничать или нет? –

Девушки засмеялись. – Если бы я тебя не знала, я приняла бы тебя за сумасшедшую. Принимай душ и пошли. Микеле уже в бассейне, - сказала Лиза, забирая пустую чашку.

На улице стояла обычная экваториальная жара, и подруги сразу же решили искупнуться. После получаса в воде они вытянулись, довольные, под горячим малайским солнцем. К бассейну пришло еще несколько европейцев, и Вероника удивилась, не видя местного населения.

- Разве они не приходят сюда? –

- Днем малайцы защищаются от палящего солнца. Это мы жаримся здесь даже в полдень, а они приходят не раньше шести вечера, когда спадает жара, - ответила Лиза. – Представь себе, китаянки, например, никогда не загорают. Наоборот, они используют специальный крем для отбеливания кожи, а мы, в отличие от них, доводим себя до черноты, и все, чтобы понравиться нашим мужчинам. –

- Вот уж нет. Я предпочитаю белую курицу обгоревшей, - донесся до них голос Микеле.

- А кто это только что вернулся и сразу побежал на солнышко? И сгорел ко всему прочему? –возмутилась Лиза.

- Но я же делаю это не для красоты, а от усталости. Я расслабился и уснул, - ответил, как ни в чем не бывало, ее муж.

Слушая словесные перепалки молодых супругов, Веронике снова захотелось увидеть Андрэа и, может, даже искупаться с ним в бассейне. Она должна была как можно скорее выполнить его просьбу о квартире и пустить в ход все свои женские чары, чтобы он снова захотел с ней встретиться.

- Здесь сдаются квартиры? – спросила она без обиняков у подруги.

- Тебе что - с нами плохо? – забеспокоилась Лиза.

- Ну что ты. Тебе придется выгнать меня, чтобы я ушла, - засмеялась Вероника. – Меня попросили подыскать квартиру на пару дней, максимум на неделю. –

- Попросили? Уж не конкурент ли бедного викинга? – прищурилась подруга. – Могу проводить тебя в домоуправление, они говорят по-английски. –

Две из указанных квартир были слишком большими для одного человека, и Вероника остановилась на третьей, находившейся недалеко от бассейна, прямо напротив пруда с рыбами. Квартира была обставлена в веселых тонах и производила прекрасное впечатление. Оставалось только позвонить Андрэа. Набирая его номер, Вероника почувствовала легкое возбуждение.

- Будьте добры инженера Моретти, - попросила она секретаря, и почти сразу же в трубке раздался его теплый глубокий голос. Он казался довольным ее звонку и практически засыпал ее вопросами.

- Вероника? Как дела? Ты не звонила раньше? Я был на совещании. Чем занимаешься? –

- Все хорошо, спасибо. Я звоню по поводу твоей просьбы. –

- Моей просьбы? – казалось, он ничего не помнил.

- Квартира для твоего начальника. Я нашла одну, очень милую. –

- Ах да, конечно, - ответил он упавшим голосом. – Я думал, что... нет, ничего. Когда я могу ее посмотреть? –

- Даже сегодня вечером, если хочешь. –

- Постараюсь освободиться пораньше. Куда тебе можно позвонить? – мужчина снова был уверенным и спокойным.

- Запиши номер Лизы, мы будем дома. До встречи. –

Положив трубку, девушка почувствовала дрожь во всем теле. Ее радости не было конца: она скоро увидит его, этим же вечером. Он тоже показался ей очень довольным, и Вероника не думала, что все дело было только в найденной квартире. Она предупредила Лизу о назначенной встрече, утаив от нее свои эмоции.

Андрэа в это время сидел за столом с затуманенным взглядом. Пока они разговаривали, он пытался представить ее глаза и понять, какого они оттенка. Голос Вероники показался ему холодным и равнодушным, без капли тепла, возникшего между ними вчера. Его огорчала мысль, что ее звонок был всего лишь выполнением обещания, а не желанием его услышать. А он все это придумал специально, чтобы увидеть ее. Андрэа проживал в городе больше трех лет и вполне мог и сам связаться с администрацией комплекса, в котором остановилась Вероника. Он пожалел, что выдал свою радость, неправильно трактуя ее звонок.

Когда парой часов спустя он позвонил предупредить ее о своем скором приезде, в ее голосе послышались нотки волнения, и этой маленькой детали хватило, чтобы перечеркнуть все его предыдущие мысли.

Дорога заняла всего пятнадцать минут, но для него они показались вечностью. Еще издалека Андрэа заметил ее хрупкую фигуру – она ждала его возле будки охранников, вглядываясь вдаль. Он решил, что ее пунктуальность была хорошим знаком. Остановив машину у входа, мужчина вышел поздороваться. Девушка подошла к нему, смущенно улыбаясь.

- Можешь припарковаться здесь, пройдемся пешком. –

Вероника выглядела очень юной в белой льняной рубашке и облегающих шортах. Он мог бы любоваться ей целый день, такой красивой, свежей и неотразимой.

- На каком этаже квартира? – спросил он, чтобы скрыть свое волнение.

- На втором. Тебе нравится место? Глазами инженера? – Вероника шагала впереди него по узкой тропинке, показывая ему свои прекрасно очерченные бедра и упругие ноги. Андрэа был не в силах оторвать от нее взгляд, практически не слыша, что она говорит. Дойдя до двери, он заставил себя оглядеться.

- Входи и смотри хорошенько. Здесь – кухня, правда, она несколько маловата, но не думаю, что твой шеф будет что-то готовить. – Вероника перемещалась из комнаты в комнату, говоря без умолку. Андрэа следовал за ней, погруженный в свои мысли. Наконец, изнеможденный, он присел на сплетенный из соломы диван, покрутив шеей.

- Я провожу все время за компьютером или над чертежами, практически сосуществуя с болью. –

- Ты слишком напрягаешь мускулы, их надо расслабить, - услышал мужчина позади себя ее голос и почувствовал прикосновение нежных пальцев на шее. У нее были легкие умелые руки, и к его удивлению, боль начала уходить, уступая место другому, более опасному ощущению.

- Хватит, - резко прервал он ее.

- Но почему? – не поняла Вероника. – Я помогу тебе. Увидишь, все пройдет. –

- Не надо, прошу тебя, - его голос был тверд и сух, и она перестала настаивать. Отойдя к окну, она смотрела на него с молчаливым вопросом в глазах, окончательно смутившись. Андрэа тоже ощущал странность ситуации. Ему было нелегко отказаться от ее теплых ласковых рук, но еще тяжелее было позволить ей продолжить. Малайзия, наряду с Таиландом, была раем восточного массажа, и он иногда позволял себе подобную роскошь, но прикосновение Вероники вызвало в нем совершенно другие ощущения. Андрэа всеми силами сдерживался от безумного желания сжать ее в объятиях и поцеловать, а потом, прямо на этом диване, в неизвестно чьей квартире, заняться с ней любовью. Она продолжала смотреть на него глазами испуганной газели, а он ничего не мог сказать в оправдание, изображая из себя равнодушного идиота. Она первой прервала затянувшееся молчание.

- Ты хочешь посмотреть на бассейн и все остальное? –

- Отличная идея, - Андрэа натянуто улыбнулся, вставая с дивана.

Пока она закрывала дверь, он сбежал по лестнице в надежде прийти в себя. Нежная и открытая, она не заслуживала подобного обращения, и он не имел права разрушать ее спокойствие. Андрэа догадывался об интересе девушки, но знал, что ничего не может ей дать, кроме страдания. Ему оставалось только надеяться, что он ошибался, и что Вероника не испытывала к нему серьезных чувств.

Дойдя до бассейна, девушка помахала кому-то рукой.

- Это мои друзья. Подожди минутку, я хочу вас представить, - начала она жестикулировать, призывая выйти их из воды.

Андрэа увидел молодую пару приблизительно его возраста. Мужчина был высоким, смуглым и слегка располневшим, женщина - маленькой и худощавой, с красивым кукольным лицом и длинными черными волосами. Мужчина по-дружески подал ему руку, открыто улыбаясь. – Микеле, очень приятно. –

- Лиза, - лаконично представилась женщина, оглядывая его с головы до ног. Мужчины заговорили о своей работе, а женщины направились в дом за прохладительными напитками.

- Это он? – утверждающим тоном спросила Лиза.

- Кто он? – притворно переспросила Вероника.

- Тот, с кем ты познакомилась у башен, с кем провела целый вечер и кого привела теперь сюда, - констатировала Лиза.

- Ну, должен же был он посмотреть квартиру, - защищалась Вероника, посмеиваясь в глубине души над любопытством подруги, не решавшейся спросить о главном.

- На мой взгляд, Ян гораздо интереснее. –

- А на мой взгляд, - засмеялась Вероника, - тебя уже никто не должен интересовать. Вот расскажу все Микеле. –

- Это всего лишь мое обьективное мнение, - возразила Лиза. – Микеле здесь совсем ни при чем, не уклоняйся от разговора. –

- Возможно, ты и права. Ян, объективно говоря, очень привлекателен, - объяснила Вероника. – Но с Андрэа я чувствую себя другой. Сама не знаю, что со мной происходит. –

- Смотри, ты его совсем не знаешь, - посоветовала ей подруга.

Вернувшись, девушки застали мужчин в оживленной беседе и тут же подключились к их разговору. В заключение все пришли к выводу, что Куала Лумпур был замечательным городом, очень пригодным для жизни. Полчаса спустя молодые супруги попрощались с Андрэа, и Вероника предложила ему прогуляться по комплексу. Проходя через крытую стоянку, она увидела Яна, выходящего из машины. Голландец помахал ей рукой, как старой знакомой, и, приблизившись, обратился к ней по имени.

- Как поживаешь, Вероника? Сегодня мы идем в итальянский ресторан, хочешь составить мне компанию? – Ян широко улыбался, нахально делая вид, что рядом с ней нет другого мужчины.

Вероника растерялась, не ожидая, что Ян повторит свое приглашение в присутствии Андрэа. Девушка лихорадочно пыталась найти нужные для ответа слова, когда Андрэа неожиданно вмешался:

- Мне очень жаль, но я уже заказал столик на двоих в телевизионной башне. Я знаю, как ты хотела там поужинать, и решил сделать тебе сюрприз. Хочешь, чтобы я отменил заказ? – его голос звучал спокойно и ровно.

- Вовсе нет! – воскликнула радостно Вероника и повернулась к Яну. – Вы должны меня извинить, но я уже занята. До свидания. –

- Не беспокойся, в следующий раз договоримся получше, - уверил ее голландец, ни на миг не переставая улыбаться. Провожая взглядом его удаляющуюся фигуру, Вероника пыталась успокоиться. Кто дал ему право так себя вести, создавая впечатление, что между ними что-то было? Еще в предыдущий вечер она ясно дала ему понять, что он ее не интересовал, но Андрэа, не зная всей истории, мог неверно расценить ситуацию.

- Я тебе очень признательна. Ты спас меня от этого нахала, - робко обратилась она к инженеру. – А приглашение на самом деле действительно? –

- Нет, конечно, - ответил Андрэа. – Мне показалось, что тебе не хотелось с ним выходить, вот я все и выдумал. -                                          

Глаза Вероники стали почти серыми, и он не выдержал.

- Хочешь поужинать со мной сегодня вечером? Наверное, я еще успею заказать столик, - он с облегчением заметил, как в ее глазах зажглась надежда. – Клянусь, что не буду к тебе приставать, как этот тип, и даже не заставлю тебя выбрать мой любимый десерт. –

Она весело рассмеялась, окончательно поборов смущение.

- Хорошо, я только предупрежу Лизу и переоденусь. –

- Тогда я вернусь к машине и закажу ресторан, пока ты будешь переодеваться, а потом поедем. –

Она согласно кивнула головой, как ребенок, получивший новую игрушку. Открыв шкаф, она застыла в нерешительности, не в состоянии сделать выбор.

- Лиза, - позвала она подругу. – Посоветуй, что мне надеть. – Ее глаза блестели, щеки раскраснелись от возбуждения, движения были беспокойными и торопливыми. – Давай быстрей. Он меня ждет. –

- Я никогда не видела тебя в таком состоянии, - покачала головой Лиза. – Надень это красное платье на бретельках. Оно элегантное, но необязывающее, и очень тебе идет. –

- Ты просто ангел, - поцеловала Вероника подругу и исчезла в ванной. Четверть часа спустя она была одета и накрашена.

- Ты побила все рекорды, - улыбнулась Лиза. – Не забудь взять ключи. Наверняка, вернешься поздно, и приятного вечера! –

- Спасибо, - прокричала Вероника уже за дверью.

- По-моему, она влюбилась, - произнесла задумчиво Лиза, обращаясь к мужу.

- Такова жизнь, - ответил он философски, откладывая в сторону газету. – С тобой это тоже случилось, или ты этого не помнишь? –

- Вот негодяй, - возмутилась Лиза, отходя от него, но Микеле притянул ее к себе и повалил на диван, блокируя ее долгим поцелуем.

Вероника бежала по узкой тропинке между кокосовыми пальмами, не веря случившемуся. За несколько метров до охраны она замедлила шаг, желая казаться спокойной и естественной. Андрэа ждал ее в машине с включенным кондиционером и, увидев ее, открыл перед ней дверцу. Девушка заметила, что он бросил на нее оценивающий взгляд, но ничего не сказал.

- Для ужина еще рано. Могу покатать тебя по городу. Куда ты хочешь поехать? –

- Я еще ничего не видела. Оставляю выбор за тобой. –

В семь часов вечера на город опустилась темнота. В этой части света день и ночь сменяли друг друга каждые двенадцать часов, и этот день уже истощил свой запас. Наступила теплая малайская ночь с ее горящими фонарями и освещенными фойе отелей и ресторанов. Андрэа был прекрасным гидом, четко и лаконично описывая мелькающие за окошком места. Вероника крутила головой направо и налево, следуя его объяснениям, и сама не заметила, как начала ворошить ему волосы на затылке. Испуганная, она внутренне сжалась, опасаясь его реакции, но мужчина продолжал спокойно вести машину. Ободренная его молчаньем, она оставила руку на спинке его сиденья и время от времени запускала ее в его роскошные кудри.

Андрэа остановился, припарковывая машину.

- По вечерам эта зона становится пешеходной. Ты не возражаешь, если мы прогуляемся? – с нежностью посмотрел он на Веронику.

- Какой глупый вопрос, - подумала она. – Я готова обойти с тобой весь город в эту магическую, так рано начавшуюся ночь. Надеюсь, что никогда не наступит утро. –

Через нескольно минут перед ее глазами предстала широкая площадь, заполненная людьми всех возрастов и национальностей. Все смотрели на белое, освещенное сотнями неоновых лампочек здание. Оно казалось непривычно низким по сравнению с окружающими его небоскребами, но выделялось двумя боковыми башнями с золотыми куполами и огромными часами, украшающими центральную, самую высокую башню.

- Это здание было построено в 1894 году и было прозвано Султанатом в честь султана Абдула Самада, управлявшего этим штатом более ста лет назад. Сейчас в нем располагается Верховный Суд, а по ночам оно становится местной достопримечательностью. –

- А это что за луг? – указала Вероника на огромное зеленое поле по другую сторону дороги.

- Это место имеет символическое значение для каждого малайца. В 1957 году здесь был поднят их национальный флаг, в знак независимости Малайзии от английского господства, и с тех пор каждый год здесь устраивается праздничный парад, напоминающий о радостном событии. Позади поля находится Клуб Селангор, самый эксклюзивный в городе, куда можно попасть только в качестве гостя одного из его членов. Все убеждены, что это сказочное место. –

- А ты там был? –

- Пару раз, - ответил Андрэа с безразличием.

- И оно действительно красиво, как уверяют? –

- Я был там только на ужине. Ресторан на самом деле шикарен: официанты с белыми перчатками, восхитительное убранство, тихая музыка, все наивысшего класса. Его посещают очень богатые люди, элегантно одетые и замечательно танцующие. –

- Какая прелесть, - вздохнула Вероника. – Мне хотелось бы пожить здесь, скажем, с год, чтобы узнать эту страну получше, а не с точки зрения торопящегося туриста. И подумать, что еще пару дней назад я даже точно не знала, где находится этот город, несмотря на мою работу. –

- Почему? Что у тебя за работа? – спросил он, пытаясь догадаться. Нежная, романтичная, любительница природы, чем она могла заниматься ?

- Я работаю в туристическом агенстве, забавно? Мы специализируемся на более распространенных путешествиях: европейские столицы, Египет, Соединенные Штаты, но это довольно скучно, нельзя узнать ничего нового, а мир полон очарования. –

- Значит, тебе бы понравилось организовать поездку в Малайзию? Кроме Куала Лумпура, города контрастов, здесь существуют удивительные, почти пустынные острова, покрытые тончайшим белым песком, а морская вода настолько прозрачна, что сливается с лазурным небом на горизонте. –

- Довольно, перестань сейчас же, если не хочешь, чтобы я умерла от отчаяния. Хочу провести остаток моей жизни на подобном острове! – девушки распахнула свои огромные голубые глаза, глядя ему прямо в сердце. – Хочу поехать туда с тобой и остаться там навсегда, - подумала она, не решаясь произнести этого вслух.

Андрэа не мог отвести взгляда от этих глаз, раговаривающих с ним силой эмоций; все ему казалось прекрасным сном, который нужно было прервать, прежде чем будет слишком поздно. Но он не мог этого сделать, уже не мог и еще не мог, не мог и не хотел.

- Не думаю, что это блестящая идея. Тебе придется питаться одними бананами, манго и гуава, - ответил он серьезно, но его глаза смеялись.

- А я не против стать вегетарианкой, хотя там, наверняка, полно рыбы и моллюсков, надо только научиться их ловить. –

- Все эти разговоры возбудили у меня аппетит. Ты готова обменять мечты на реальность в форме прекрасного ужина или предпочитаешь мечтать на пустой желудок? –

- Нет, нет, гораздо лучше предаваться мечтам на полный желудок, хотя это влечет за собой другие проблемы – когда ты сыт, тебе хочется совсем другого. –

- А тебе чего хочется? – вопрос Андрэа прозвучал двусмысленно.

- Так сразу нелегко ответить. Много чего, в зависимости от обстоятельств, настроения, состояния души. –

- Скажи хотя бы обо одном желании, о чем-то важном, я не имею ввиду «хочу мороженого» или что-то в этом роде. –

Она вдруг посерьезнела: – Мне хотелось бы иметь мужество прожить мою жизнь, влетая на повороты на всей скорости, а не тормозя перед каждой ямой. –

- Почему ты так говоришь? Тебя что-то не удовлетворяет в твоей жизни? Ты с чем-то не можешь справиться? -

- Последнее время – да. Вряд ли ты меня понимаешь. Ты всегда такой уверенный, раскрепощенный, спокойный. Тебя, наверняка, ничего не пугает, а я постоянно сражаюсь со своими страхами и тревогами, постоянно думаю, правильно ли я поступаю и имею ли я на это право, - Вероника разволновалась – она была в состоянии только жаловаться, вместо того чтобы смело объявить ему о своих чувствах.

- Она уверена в моей храбрости и уверенности, а я стою перед ней с пустой головой и страдающим сердцем и не могу сказать правду, но в то же время не могу с ней расстаться. Я просто трус, - с горечью подумал мужчина, произнося вслух совсем другое. – У каждого из нас свои страхи, не будь такой строгой сама с собой. Многие вещи не зависят от нас, не позволяя нам жить, как хочется. –

- Но я не имею ввиду других людей, я никогда бы не смогла построить свое счастье на чьем-то несчастье. Я хочу сказать, что не нужно лгать самому себе, чего бы это ни стоило, но всеми силами бороться за желаемое, но не всегда его можно достичь. Наша гордость, окружающее общество, неписанные правила - мне хотелось бы быть свободной от всего этого, естественно, при условии не причинять боль другим. –

Ему казалось, что эти слова предназначались специально для него, хотя девушка и не могла этого знать. Она считала его решительным и уверенным в себе, но ему не хватало именно того мужества, о котором она говорила. Его опасения навредить другим своим выбором не позволяли ему жить, как ему действительно хотелось.

- Я понимаю тебя, но все мы живем в обществе, связанные друг с другом определенными узами, которые иногда вынуждают нас жертвовать собственными интересами во благо других. –

- Может, потому что мы слишком ленивы, чтобы что-то изменить. Мы продолжаем жить по инерции, жалуемся, но не прилагаем никаких усилий, чтобы улучшить наше положение. Плыть по течению гораздо проще, – прервала его Вероника.

- Возможно, ты и права. Многие были бы рады что-то изменить, но не делают этого не только из лености, но и из-за боязни, что эти изменения могут ухудшить положение. Люди испокон веков мечтают построить машину времени, тратят деньги на всемозможных шарлатанов, и все ради того, чтобы заглянуть в будущее. Но к сожалению, нельзя предсказать результаты наших действий. То, что сегодня кажется нам прекрасным, завтра может превратиться в пустой мираж, заставляя нас горько сожалеть о содеянном. Нельзя осуждать людей за это, - Андрэа понимал, что, говоря это, он пытался не столько убедить Веронику, сколько оправдать самого себя, его собственное поведение и неуверенность. Он бы хотел согласиться с ней и погрузиться с головой в этот магический водоворот, затягивающий их все сильнее и сильнее, совершенно не думая о последствиях, и все же продолжал, как говорила она, тормозить.

Вероника не ответила, погруженная в собственные размышления. Андрэа был прав, нельзя осуждать людей за их страхи, она и сама относилась к этим неуверенным, слишком рациональным существам, принимающим решения только головой, а не сердцем. Вместо того, чтобы предаваться пустым рассуждениям, она должна была искренне и открыто признаться, чего она хотела в этот момент: почувствовать, как он уверенно обнимает ее за плечи, или пройтись с ним по городу, взявшись за руки, или смотреть, не таясь, ему в глаза, и даже осмелиться первой поцеловать его, и сделать все это, не опасаясь его возможного осуждения, не стыдясь за свои чувства и поступки.

Они возвратились к машине, думая каждый обо одном и том же, но так и не решились открыться друг другу.

По дороге в ресторан к Веронике вернулось хорошее настроение. Наверное, было просто невозможно предаваться грустным мыслям рядом с мужчиной, который нравился ее так сильно. Каждая минута, проведенная с ним, заставляла по-особому биться ее сердце, и она не собиралась портить себе вечер бесполезными размышлениями.

- Расскажи мне что-нибудь об этом ресторане. Ты сказал, что он находится на верху телевизионной башни? – слегка повернулась она к нему.

- Ты приняла меня за экскурсовода? - пошутил он.

- Ты вполне можешь за него сойти. Когда я открою мое агенство, я могу принять тебя на работу в качестве специального гида по Малайзии. –

- И когда ты собираешься это сделать? Учти, что я должен предупредить за месяц о моем уходе. –

- Я бы не торопилась на твоем месте. Сначала ты должен пройти испытательный срок, а потом, может быть..., - засмеялась Вероника.

- Мы почти приехали. –

- Слава богу, у меня вдруг проснулся зверский аппетит. –

- Еще бы, ты потратила столько энергии, - заметил с серьезным видом Андрэа. – Говоришь без умолку. –

- Я? Это просто возмутительно! – воскликнула Вероника, готовая выпустить длинную тираду в свою защиту, но заметила напряженное лицо мужчины, изо всех сил сдерживающего смех. – Ах, он еще издевается! Я обьявляю голодовку! Вот! –

Она напоминала обиженного ребенка, у которого отняли любимую игрушку. Отвернувшись к окошку, она ждала реакции Андрэа.

- Если ты делашь это мне назло, ты ничего не добьешься, потому что голодной останешься ты, а я не собираюсь отказываться от ужина. Знаешь, здесь готовят восхитительных копченых уток, а блюда из рыбы просто божественны. Местные сладости, как ты уже могла убедиться, не поддаются описанию, но все это отведаю только я, пока ты просто составишь мне компанию за столом. Нужно сразу предупредить официанта, чтобы убрал твои приборы, а то вдруг передумаешь. – Андрэа старался говорить серьезным тоном, следя краем глаза за Вероникой. Ему очень нравилась ее детская непосредственность, и в первый раз он с любопытством подумал, сколько ей было лет.

Девушка не поворачивалась и не отвечала, и он продолжил в прежней манере:

- Вообще-то, если подумать, будет лучше, если ты останешься в машине, чтобы не поддаваться искушению попробовать что-нибудь из моей тарелки. –

- Довольно! – не выдержав, засмеялась, Вероника. – Ты можешь быть остроумным, если захочешь, но не надейся ужинать в одиночестве. Я вовсе не собираюсь ждать тебя на стоянке. –

- Тогда отстегивай ремни, мы приехали, - ответил он, улыбаясь.

К башне телекоммуникаций вела просторная аллея, вдоль которой были расставлены изящные скамейки и столики из кованого чугуна, а посреди встречали прохладой высокие фонтаны. В землю были вбиты железные плиты с описанием самых высоких башен в мире и их изображением.

- Ты действительно голодна? – спросил он заботливо, глядя на нее с бесконечной нежностью. – Если хочешь, пройдемся по вестибюлю удовлетворить твое любопытство, а затем поднимемся наверх. –

- Хорошо, - кивнула она головой, думая, что он тоже скрывал свое настоящее «я» за защитной маской, которую, по неизвестной ей причине, был не в состоянии снять.

Выйдя из огромного лифта, открывающегося перед самым входом в ресторан, они были сразу же встречены официантом и проведены до их столика. За стеклянной стеной их взору открылась удивительная панорама, весь город лежал перед ними, как на ладони, и Вероника не сдержала своего восхищения. Со всех сторон возвышались небоскребы, утопающие в густой зелени джунглей, но надо всем этим доминировали Башни Петронас, величественные и внушительные даже при ночном освещении.

- Очаровательно, не правда ли? – поймал ее взгляд Андрэа. – Я не перестаю удивляться каждый раз, когда здесь бываю. –

- Ты здесь часто ужинаешь? –

- Нет, я хожу на площадку обзора, где установлены бинокли. Меня поражают эти высочайшие, тяжелейшие конструкции, результат человеческого интеллекта, стоящие в окружении природы, практически в джунглях. –

Его спокойная, неторопливая манера говорить очаровывала Веронику. Она могла бы слушать его часами, внимая каждому его слову, следя за каждым его жестом.

В ресторане царила романтичная атмосфера: весь зал был погружен в полумрак, на столиках горели зажженные свечи, как будто бы издалека доносилась нежная музыка; ночной город вставал перед ними во всей своей красе, и сердце жаждало любви.

За ужином Вероника несколько раз ощущала на себе пристальный вгзляд ее спутника, но каждый раз, поднимая на него глаза, видела, как он опускал свои. Только однажды ей удалось заглянуть в них на миг, и снова она была поражена живущим там противоречием: бесконечная нежность сочеталась с необъяснимой болью.

- Расскажи мне о себе, - спросила она притворно равнодушным тоном.

- Я не знаменитость, в моей жизни нет ничего интересного, - пожал он плечами. – Я закончил инженерный факультет, отслужил в армии и уже несколько лет работаю. –

- Откуда ты родом? Где живет твоя семья? – продолжала Вероника.

Андрэа был явно не в восторге от ее вопросов, слова выходили из него неохотно, сухие и лаконичные.

- Я живу в небольшом поселке недалеко от Триестэ с родителями и младшим братом. –

- Вы что, не ладите? Тебе не хочется о них говорить? Ты не скучаешь? – не могла остановиться девушка.

- Почему? Просто мы очень независимые, по крайней мере я, замкнутые по натуре. Я не люблю говорить о себе. –

- Значит, ты большая редкость, - решила сменить она разговор. – Обычно люди очень тщеславны, не успеешь задать им один вопрос, как они готовы рассказать тебе всю свою жизнь. –

- Я предпочитаю слушать, все говорят, что передо мной можно исповедываться. Я не прерываю, не критикую, слушаю и все. –

- Уметь слушать - это прекрасно, - задумчиво произнесла Вероника. – Нелегко найти человека, перед которым открыть душу. Люди часто проявляют к тебе притворный интерес, но как только ты действительно в них нуждаешься, тут же куда-то пропадают. –

- У каждого свои проблемы, да и зачем делиться с другими своими трудностями? В крайнем случае, тебя выслушают из вежливости, а потом подумают: только этого мне не хватало, или же воспользуются твоей слабостью, чтобы причинить тебе зло. –

- Но существуют же верные, настоящие друзья. Их, конечно, не может быть много, но нельзя жить в совершенном одиночестве, не позволяя себе ни минуту слабости. Иногда друг поможет уже тем, что выслушает. –

- Я думаю, что самое сокровенное лучше держать в себе и не только из-за отсутствия доверия к другу. Что может сделать другой человек, если ты сам не в состоянии найти выход из тяжелой ситуации? –

- Возможно, тебе не довелось встретить искреннего друга, и поэтому ты такой недоверчивый. Ты слишком замкнутый, никого не впускаешь в свой внутренний мир. –

- Может, ты и права, но у меня такой характер, и мне не десять лет, чтобы что-либо менять. Ты более открытая, у тебя, наверное, много подруг, которые тебя любят, но, на мой взгляд, все дело в характере. Мне и так хорошо, хотя кое-какой друг есть и у меня, - улыбнулся Андрэа. – Уверен, что вы с Лизой делитесь всем.-

- Почти всем. Мы не всегда думаем одинаково, но главное - не пытаться изменить друга, принимая его, каким он есть, и быть всегда готовым его выслушать. –

- А что, если я изолью душу тебе? – неожиданно спросил он, накрывая ее руку своей, сильной и решительной. – Какая у тебя нежная кожа, совсем, как у ребенка. – Его голос надломился, зеленые глаза смотрели ей прямо в душу. Вероника затаила дыхание, ощущая биение своего сердца, но не освободила руку и не пошевельнулась. Секунды казались часами, ее нервы были так напряжены, что до нее доносилось тиканье наручных часиков, но ничего не случилось. Андрэа медленно отнял руку и жестом позвал официанта: - Два кофе, пожалуйста. –

Вероника почувствовала себя обманутой. Ей не дано было понять этого мужчину, он постоянно от нее ускользал; каждый раз, когда она приближалась, он погружал ее в еще большее смятение.

- Ты ничего не рассказала о себе, - его голос достиг ее затуманненого рассудка, отвлекая от грустных мыслей.

- У меня нет ни сестер, ни братьев, мой отец умер. –

- Мне очень жаль. Когда это произошло? – спросил озабоченно Андрэа.

- Много лет назад, - ответила Вероника устало, не выдавая никаких эмоций. – Моя мать снова вышла замуж и переехала, мы с ней почти не видимся. Я не одобряю ее поступок, мой отец был удивительным человеком, и я так и не простила ей этого предательства. В любом случае, она вольно поступать, как ей хочется, я уже выросла и живу своей жизнью. –

- Ты сказала, что работаешь в турагенстве. Ты закончила училище? –

- Да. А потом университет иностранных языков. Я работаю в агенстве уже три года и мечтаю однажды открыть мое собственное. –

- Закончила университет и три года, как работаешь, но кажешься совсем юной. Сколько же тебе лет? – вырвалось у него. – Прости, у женщин не спрашивают о возрасте. -

- Ты сам сказал, что я юная, - засмеялась она. – А значит, могу не скрывать мои года. Мне двадцать пять лет, я пришла в агенство на последнем курсе. –

- Ты выглядишь гораздо моложе, кажешься почти ребенком. –

- А тебе сколько? –

- Сколько ты мне дашь? Угадай! –

- Я не люблю разгадывать загадки. –

- Ну, попробуй. Обещаю не обижаться, если ошибешься. –

- Около сорока? Нет, наверное, больше, у тебя уже появились морщины и даже седые волосы, - сделала серьезное выражение лица Вероника, стараясь не засмеяться.

- Ты шутишь, правда? Я вступил в возраст Христа, - достал он удостоверение личности и показал ей. – Сама проверь, если не веришь. –

- Тридцать три года – замечательный возраст для мужчины. Уже не мальчишка, но еще не стар, от тридцати до сорока – лучший период, - сказала она, замечая, что в графе «семейное положение» было написано «холост». Прекрасная новость!

- Конечно, тебе еще только двадцать пять, хитрюга! – раскованно засмеялся Андрэа.

Они собирались уходить, когда к их столику приблизился малайский мужчина в национальной рубахе и почтительно поприветствовал Андрэа: - Очень рад Вас видеть, г-н Моретти! Добрый вечер, мадам! – поклонился он Веронике.

- Г-н Дарви, директор местного бюро проектирования, Вероника, моя знакомая, - представил их Андрэа, приглашая мужчину за стол.

- Благодарю, но вижу, что Вы уже завершили. Надеюсь, Вам понравился ужин? –

- Все было удивительным, от повара до прекрасной атмосферы, - улыбнулась Вероника.

- Вижу, что Вы не только красивы, но и обладаете хорошим вкусом, - просветлело лицо малайца. – Позвольте пригласить Вас послезавтра на прием в Клуб Селангор. Г-н Моретти знает дорогу. –

- Замечательно! – загорелись глаза девушки. – Я слышала, что это самый эксклюзивный клуб города. Очень признательна Вам за приглашение. –

- Значит, до свидания. Желаю Вам приятного вечера. Польщен нашим знакомством, г-жа Вероника, - Дарви вернулся к своему столику.

- Он пригласил нас в Клуб Селангор, представляешь? Обожаю торжества! – воскликнула Вероника. – Это означает, что он член клуба, правда? –

- Да, - сухо ответил Андрэа. Его взгляд потух, от прежней улыбки не осталось ни следа. Девушка интуитивно ощущала, что причиной внезапного изменения был малайский мужчина, но не понимала, почему. Со стороны г-на Дарви было очень любезным пригласить их на эксклюзивный прием, но Андрэа, видимо, был другого мнения.

- Что-то случилось? – спросила она тихо, почти испуганная его реакцией. Инженер был явно раздражен и не мог этого скрыть.

- Он не должен был приглашать тебя подобным образом и потом мог бы сначала поинтересоваться, собирался ли я туда идти. Теперь же я практически вынужден. –

- И в чем проблема? – не поняла Вероника. – Это из-за меня? У тебя были другие планы? Если это так, то я откажусь. –

- Не в этом дело, мы уже не можем отказаться, это было бы невежливо, - Андрэа ничего не хотел ей объяснять. Как обычно, этот человек оставался для нее загадкой.

Радость Вероника пропала без следа, возможно, Андрэа считал слишком обязывающим сопровождать ее в Клуб Селангор после всего лишь нескольких дней знакомства; она же не видела в этом ничего плохого, речь шла о приятном вечере в шикарном месте, да и только. Андрэа, между тем, оплатил счет и помог Веронике выйти из-за стола. Он продолжал молчать, погруженный в размышления, даже когда они спустились на стоянку и сели в машину. Вероника вытянула свои длинные ноги и откинула голову на спинку сиденья. Думать о случившемся не было смысла, она все равно не нашла бы ответа. Ей оставалось пойти на прием и постараться хорошо провести время, не обращая внимания на странное поведение ее спутника, а затем задушить зарождающиеся в ней чувства и вернуться к прежней жизни.

- Я так больше не могу, - пробормотал вполголоса Андрэа.

Вероника повернулась к нему, не расслышав. Мужчина бросил на нее полный боли взгляд, но ничего не сказал, включая зажигание.

- Я отвезу тебя домой, - выдавил он из себя позднее.

- Хорошо, - лаконично ответила она.

На обратном пути они не сказали ни слова, оставшись наедине со своим мыслями. Толькое подъезжая, мужчина прервал молчание:

- Прошу прощения за мое поведение в ресторане. Поверь мне, дело вовсе не в тебе. –

- Все в порядке, не надо извиняться, - попыталась утешить его Вероника.

- Я не хочу, чтобы ты обижалась, я просто не собирался туда идти. Подобные развлечения не для меня. Тебе же очень хочется туда попасть. Так ведь? –

- Я не знаю, - замялась Вероника. Ей действительно хотелось побывать на подобном приеме хотя бы один раз, но идти туда в сопровождении мужчины, не проявляющего никакого энтузиазма, не казалось ей блестящей идеей. – Я не хочу тебя заставлять, так что решай сам. Если согласишься, я буду очень довольна, в противном случае ни за что тебя не упрекну. –

- Была не была, - неожиданно улыбнулся он. – Я же вижу, как тебя хочется туда пойти. Решено, послезавтра я заеду за тобой без четверти восемь. Все просто умрут от зависти, видя самую прекрасную даму рядом со мной.-

Впервые Андрэа делал ей комплимент, хоть и не напрямую, но Вероника почувствовала внезапный прилив радости. В его устах он значил намного больше всех легкомысленных комплиментов Яна. К девушке снова вернулась надежда.

Приближаясь к воротам, Вероника решила попрощаться и дойти до квартиры пешком, но Андрэа категорически не согласился.

- Уже поздно, темно, я довезу тебя до подъезда. –

- Да здесь все спокойно, не вижу никакой причины... – но он решительно прервал ее: – Я отвезу тебя и и останусь, пока ты не войдешь. –

Внутри комплекса царил мрак, почти все фонари были уже выключены, и они проследовали на маленькой скорости, пока не добрались до стоянки под Лизиным окном. Вокруг не было ни души, все окна были погружены в темноту.

Вероника отстегнула ремень, поворачиваясь к мужчине.

- Значит, до пятницы. Спокойной ночи. –

- Подожди. – Андрэа странно посмотрел на нее, не говоря ни слова, их взгляды встретились, и Вероника почувствовала, как по ее телу разливается необычная слабость. Его взгляд притягивал ее, как магнит, и она не могла от него оторваться. Девушка замерла, чувствуя себя хрупкой и уязвимой, ее внутренний голос прошептал ей не двигаться, всем своим существом она осознавала, что это мгновенье было волшебным, и что вся ее жизнь изменилась бы навсегда. В инстинктивном жесте она облизнула пересохшие губы. Андрэа продолжал смотреть на нее, не отрывая глаз, и на его красивом лице отражалась все противоречия, так мучившие его.

Мгновенье спустя сильные мужские руки сжали ее плечи, и их губы встретились в долгом страстном поцелуе. В этот момент время остановилось, и целый мир принадлежал только им двоим. Слова были не нужны. Все их эмоции, все их чувства вырвались наружу фонтаном страсти, и не существовало способа их остановить. Мужчина был поразительно нежным, и Вероника отдалась его поцелуям с не испытанным ранее наслаждением. Казалось, Андрэа был не в состоянии оторваться от ее губ, как если бы желал возместить все время, потерянное в напрасной борьбе со своим «эго». Теперь, наконец-то овладев ее губами, он желал сохранить их вкус даже после их расставания, хотя бы на эту ночь.

Прошел час, прежде чем они сумели остановиться.

- Я должна идти, - прошептала Вероника, проводя ладонью по его лицу. - Тебе завтра на работу, ты не встанешь. –

- Я знаю, - просто ответил он. – Если бы я мог, я остался бы с тобой. –

- Будь осторожен на дороге, - сказала она.

Никто из них не заговорил о случившемся, все и без того было ясно. Вероника неохотно открыла дверцу и вышла из машины. Он проводил ее взглядом и, убедившись, что она вошла, повернул ключ зажигания.

Девушка проскользнула в свою комнату, не принимая душ. Она еще чувствовала на коже горячие поцелуи Андрэа и хотела сохранить это ощущение как можно дольше. Включив ночной свет, Вероника подошла к зеркалу. Ее губы распухли, глаза блестели, как никогда. Она чувствовала себя опьяневшей, у нее кружилась голова, а взгляд был затуманен. Вся она была наполнена счастьем. Вероника испытывала сильное возбуждение, и впервые в жизни это ощущение было очень приятным, она не должна была больше скрывать свои чувства, даже от самой себя. Она была влюблена и хотела прокричать это на весь мир, но мир спал, и ей не с кем было поделиться своей радостью. Это было единственной тенью на ее счастье. При других обстоятельствах девушка, не задумываясь, разбудила бы Лизу, и рассказала бы ей все в мельчайших подробностях, но присутствие Микеле остановило ее. Только с темной экваториальной ночью могла она поделиться случившимся, и, в общем-то, это не сильно ее огорчало. Вероника была слишком возбуждена, чтобы уснуть. Раздевшись и вытянувшись в постели, она мысленно пережила произошедшее. Никогда еще она не чувствовала себя такой счастливой, хотя и была уже несколько раз влюблена. Теперь Вероника понимала, что прежде ей ни разу не довелось испытать настоящих чувств, путая их с привязанностью или чем-то другим. Сейчас она была совершенно уверена, что узнала Любовь с большой буквы и готова была доказать это кому бы то ни было. И было неважно, что они знали друг друга всего несколько дней, Любовь была божьим даром, и время не имело никакого значения. Девушка, не задумываясь, отказалась бы от всего оставшегося мира в обмен на мужчину, которого любила.

Проснулась Вероника почти в полдень, в прекрасном настроении. Приняла душ, оделась и отправилась на поиски Лизы, в нетерпении рассказать ей события последней ночи, но в доме никого не было. Она вышла на балкон посмотреть, не ушли ли супруги в бассейн, но не нашла их и там. Очевидно, они уехали за покупками, решив ее не будить. Она бесцельно ходила по квартире, улыбаясь сама себе, когда зазвонил телефон.

- Наверное, они, - подумала Вероника, поднимая трубку.

- Доброе утро, - услышала она мужской голос, и ее сердце взвилось от радости. Она узнала бы этот голос среди тысячи других.

- Доброе утро, - ответила она, не в состоянии произнести больше ни слова.

- С пробуждением, - продолжил он ласково. – Я позвонил на мобильный Лизы, но она сказала, что из твоей комнаты не доносилось ни шороха, и посоветовала позвонить позднее на домашний. Ты только что проснулась? У тебя сонный голос. –

- Десять минут назад. В квартире пусто, не знаю, куда они все пропали, - ответила Вероника. – А ты, бедняжка, уже сколько часов, как работаешь. Ты очень уставший? –

- Немного, но у меня нет времени на усталость, сегодня мы должны сдать семь зданий, придется пожертвовать обеденным перерывом, если хотим уложиться в срок. А ты чем будешь заниматься? –

- Лентяйничать, - засмеялась она. – Пойду загорать в бассейн за тебя и за меня, а потом, еще не знаю. –

- У тебя уже есть планы на вечер? Возможно, с Лизой? – дело не касалось праздного любопытства, наверняка, он уже что-то придумал, решила Вероника.

- Она мне ничего не сказала, так что не думаю, - схитрила она, надеясь, что он захочет увидеться.

- Значит, мы можем встретиться? –

Вероника готова была запрыгать от радости. – Конечно, но ты поздно освободишься и будешь, наверное, усталым. Приходи к нам на ужин, а затем пойдем в бассейн. Здесь по вечерам очень спокойно. –

- А что подумают молодые хозяева дома? Как-то не хорошо приглашать меня без их ведома. –

- Я уверена, что они будут рады. Они постоянно жалуются на отсутствие итальянской компании. Да и потом, готовить буду я. Ну так как? –

- С огромным удовольствием, - уверил ее Андрэа. – До вечера. –

В час дня возвратилась Лиза, одна.

- Я отвезла Микеле в аэропорт. Ему пришлось уехать. –

- Надо же, а я пригласила Андрэа к нам на ужин. –

- Ну и что? Пусть приходит. Придется ему наливать вино двум женщинам вместо одной, - улыбнулась Лиза. – Я вижу, что дела идут хорошо? –

- Умираю от нетерпения все тебе рассказать. Если бы не было Микеле, я еще ночью разбудила бы тебя. Ты готова? –

- Мне лучше присесть или можно выслушать тебя стоя? – спросила иронично подруга.

- Я влюбилась! – воскликнула Вероника, больше не в силах откладывать. – Мы целый час процеловались вчера в машине. Я с ума схожу от счастья! –

Лиза смотрела нее недоверчиво. Вероника вальсировала по комнате с горящими, слегка безумными глазами.

- А он? Он что-нибудь тебе сказал? – спросила осторожно Лиза.

- Что он должен был говорить? Слова ничего не значат. Я видела его взгляд. Нужно видеть, как он на меня смотрит, нужно слышать тон его голоса, когда он со мной разговаривает, это невозможно, - Вероника серьезно взглянула на подругу. – Я никогда еще себя так не ощущала. Думаю, что это настоящее, Лиза, нет, я в этом уверена. Я люблю его, а ты ничего не говори. Ты скажешь мне потом все, что думаешь. Сейчас я хочу быть счастливой. Пойдем готовить обед? –

- Пойдем, - произнесла Лиза, совершенно ошеломленная.

Вероника рассказала ей о прошедшем вечере: от встречи в ресторане до приглашения в Клуб Селангор, завершив случившимся на стоянке.

Остаток дня пролетел незаметно. Девушки купили все необходимое для ужина, а затем провели пару часов в бассейне. Вероника долго решала, что ей надеть эти вечером – теперь каждая мелочь имела большое значение, если она хотела выглядеть прекрасной в глазах любимого. Она не осознавала, что была восхитительна уже благодаря испытываемым ей чувствам; влюбленные люди расцветают, счастье делает их по-особому привлекательными, хотя сами они этого не понимают.

Вероника тщательно осмотрела содержимое своего шкафа и выбрала очень простую комбинацию: белые облегающие брюки и голубую блузку без рукавов, подчеркивающие ее хрупкую фигуру. Под них надела купальник на случай, если бы они решили искупаться после ужина.

Андрэа позвонил ей перед концом работы, чтобы убедиться, что приглашение было еще в силе, но Веронике показалось, что это было лишь предлогом, чтобы услышать ее голос.

- Конечно, иначе я бы тебя предупредила. Только вот Микеле улетел сегодня утром, так что мы будем втроем. Лиза говорит, что придется тебе наливать вино двум женщинам вместо одной. Ты не против? – спросила она радостным голосом.

- Если это единственная проблема, думаю, что справлюсь, - ответил невозмутимо Андрэа.

- Значит, мы тебя ждем. Когда ты рассчитываешь освободиться? –

- Думаю быть у вас к половине восьмого. –

Его пунктуальности можно было позавидовать. Когда они услышали звонок в дверь, часы показывали ровно пол восьмого. Открыла Лиза, в качестве хозяйки дома. Вероника, сгорая от нетерпения, последовала за ней. Андрэа вручил Лизе бутылку мускатного вина и подарил обеим девушкам по букету цветов.

Ужин прошел в дружеской, спокойной атмосфере. Андрэа и Лиза обсуждали посещенные ими места, дискутируя об азиатской культуре и местном образе жизни. Вероника могла только слушать, вставляя время от времени какое-нибудь замечание, но ее не огорчала невозможность активного участия в дискуссии. Андрэа высказывал свое мнение с присущим ему спокойствием, без малейшего возбуждения и не повышая голоса. Вероника с удовольствием внимала его рассуждениям, довольная бросаемым на нее украдкой взглядам.

- Их неторопливость кажется иногда невыносимой, - говорила Лиза. – Мы, европейцы, всегда пытаемся сделать все побыстрее, для них же время не существует, я удивляюсь, зачем они вообще носят часы. Я замечаю это, когда хожу за покупками. Они не торопятся тебя обслужить или дать тебе сдачу, что уже говорить о серьезных делах. Ты, например, наверняка должен соблюдать определенные сроки. Как ты этого добиваешься? –

- В какой-то степени ты права, - слегка улыбаясь, ответил Андрэа. – Меня тоже поначалу это раздражало, но работая с ними бок о бок, я понял, что это их образ жизни. В жарких влажных климатах, где каждое лишнее движение стоит усилий, люди приспосабливаются к климатическим условиям, замедляя свой метаболизм. Все делается, но без спешки, иначе организм сгорает слишком быстро; я думаю, что подобный выбор продиктован этим народам самой матерью природой, и это довольно мудро. Мы к этому не привыкли, потому что живем в слишком бешеном ритме, в нашем мире мы бегаем с утра до ночи, даже из-за пустяков, а результат?-

- Стресс, - вмешалась Вероника. – Ты прав, мы слишком торопимся. Мы хотим все и сразу и программируем наши тела и наш мозг на постоянную сверхнагрузку, которая, рано или поздно, дает о себе знать. У меня нет вашего опыта, но из того, что я видела, местное население кажется мне намного спокойнее нас. Они больше смеются, подвергают себе меньшему напряжению и в результате живут лучше. –

- Может, вы и правы. Если подумать, то и в Южной Америке существует сиеста, в самые жаркие часы дня никто не работает, - вздохнула Лиза. – Просто я не умею ждать, я чувствую себя бессильной. Видимо, мне придется адаптироваться, если я не хочу разрушить мою нервную систему, находясь здесь. –

- Не находясь здесь, а вернувшись домой – засмеялась Вероника. – Нужно научиться замедлять темпы, пока мы здесь, чтобы лучше жить, и когда вернемся. –

- Вряд ли дома нам это удастся, - покачал головой Андрэа. – Восток намного мудрее нас в плане устроения жизни. Для нас существует только спешка, мы ничего не должны упустить, если хотим идти в ногу с прогрессом. Мы все должны замедлить темпы, но это невозможно. Я сужу об этом даже по моей работе. Нас обязывают к немыслимым срокам сдачи. Первое решение, которое тебе пришло в голову, становится последним и единственным, ты должен сдать, и все. Не существует профессионального удовлетворения, дискуссий с коллегами – на это просто нет времени. –

- Значит, мы все согласны, что нужно воспользоваться прелестями этой прекрасной страны и немного насладиться жизнью, но с одним исключением, - с хитринкой в глазах сказала Вероника. – Если я принесу вам мороженое, вам придется поглотить его, не замедляя темпа, если, конечно, вы не предпочитаете его в растаявшем состоянии. –

Дружный смех общего одобрения завершил дискуссию.

После ужина Лиза принялась убирать со стола и, несмотря на попытки Вероники оказать ей помощь, выгнала подругу из кухни. Девушка не стала настаивать, предложив Андрэа продолжить вечер в бассейне.

- Давай сначала пройдемся, - ответил он. – После обильного ужина я такой тяжелый, что сразу же пойду ко дну. Прогуляемся в окрестностях, а потом вернемся сюда. –

Они пошли по тропинке, бегущей вдоль бассейна, остановившись возле пруда с рыбами, затем направились к баскетбольной площадке. Комплекс Кампунг Варизан был почти пустынным, возможно, люди еще ужинали или уже разошлись по ресторанам. Два дома, стоящие особняком рядом с площадкой, были практически пустующими, и вокруг не было ни души, за исключением диких котов и многочисленных ящериц, сновавших без остановки.

Молодая пара присела на деревянную скамейку, оглядываясь кругом. Было все еще очень жарко и уже темно. Андрэа обнял девушку, слегка притягивая ее к себе, и она доверчиво прижалась к нему. Они сидели, погруженные в тишину, слыша только биение своих сердец. Мужчина нежно ласкал ее волосы, и она счастливо улыбалась, осознавая неповторимость этого момента. Никто из них не промолвил ни слова. Все слова уже были сказаны задолго до них, все признания уже были сделаны, и не было необходимости произносить то, что было у них на душе, было невозможно придумать что-то новое, о чем Вселенная еще не знала или не слышала.

Вероника не заметила, сколько времени они провели, созерцая уникальность происходящего. Их прервали доносящиеся из темноты голоса. Девушка выпрямилась и увидела группу голландцев, с которыми она познакомилась на барбекью. К ее огромному облегчению среди них не было Яна. Молодежь поздоровалась с ней издалека и зашла в ближайший дом.

Магический момент был нарушен. Они поднялись и направились к бассейну, держась за руки. Поставив рядом два шезлонга, вытянулись в ночной тишине. Несколько минут спустя Вероника нарушила молчание:

- Ты хочешь искупаться? –

- Даже не знаю. А ты была права. Здесь очень мило. В моем отеле тоже есть бассейн, но он окружен железобетоном да двумя жалкими кактусами, а на лоне природы эффект совсем другой. Это место тебя очаровывает и вдохновляет. –

- И на что оно вдохновляет тебя? – кокетливо спросила Вероника.

Мужчина приподнялся и пристально посмотрел на нее. – А ты не догадываешься? – Его голос был таким проникновенным, что у Вероники побежали мурашки по телу.

- Нет, - ответила она тихо, почти шепча.

- Я должен выразить это в словах или могу показать? – тон мужчины был явно провоцирующим, и Вероника переместилась на своем шезлонге, подвигаясь поближе.

Андрэа наклонился к ней, и вкус его мягких, ласковых губ разлился по всему ее телу. Вероника с трудом оторвалась от его поцелуя, прошептав хриплым голосом:

- Нас могут увидеть. –

- Да кто нас заметит в темноте? – пробормотал мужчина, целуя ее в шею.

- Нет, сюда часто приходят устраивать барбекью или просто подышать свежим воздухом. Это неприлично так целоваться без всякого стыда, - пошутила Вероника.

- Ты права, - отодвинулся от нее Андрэа, устраиваясь поудобнее на своем шезлонге. – Ты, может, боишься, что тебя увидит тот светловолосый гигант? –

Вероника, не видя его глаз в темноте не поняла, говорил ли он в шутку или всерьез. Она подумала, что было лучше объяснить ему призошедшее с голландцем на стоянке, хотя и не чувствовала себя виноватой. С другой стороны, Андрэа знал только то, что видел, и ей не хотелось, чтобы между ними вставала, пусть даже маленькая, тень сомнения.

- Я ничего не обязана тебе объяснять, но раз ты об этом заговорил... Я его даже не знаю. Мы познакомились вечером в бассейне, я пришла искупаться, а выйдя из воды, оказалась в окружении голландцев, жарящих мясо.–

- Я не претендую на объяснения, - прервал ее Андрэа. – Я пошутил. –

- Неважно, я тебе все расскажу, - настояла Вероника. – Один из них, Ян, пригласил меня присоединиться к их компании, а потом предложил сходить с ними в итальянский ресторан. Я отказалась, и он отомстил мне, увидев меня с тобой. Ваша глупая мужская гордость. –

- А я думаю, что ты ему понравилась, - ответил серьезно Андрэа. – И ему не доставило удовольствия увидеть тебя с другим, вот он и повел себя, как идиот. Бывает. –

- Но он не имел никакого права так поступать! – возмутилась Вероника. –

- Ну, не злись ты так. Я его понимаю. Ты не можешь не согласиться, что он красивый мужчина, и, думаю, он не привык получать отказы от женщины и к тому же видеть ее с другим. –

Вероника растерялась. Он защищал этого наглого голландца вместо того, чтобы признать ее правоту или сделать ей комлимент. Она почувствовала нарастающее раздражение.

- Ты собираешься говорить о нем целый вечер? –

- Нет, - ответил он удивленно. – Ты разозлилась на меня? Иди сюда, малыш, - он притянул ее к себе, как обиженного ребенка, и поцеловал ее волосы.

- Ты знаешь, который час? – сказала она, немного помолчав. - Уже поздно. Тебе лучше вернуться в отель. Ты мало спал и в прошлую ночь. –

- Еще только половина двенадцатого, - пожал он плечами. – Ты хочешь избавиться от меня? –

- Вовсе нет, но ты должен отдохнуть. Если завтра мы пойдем на прием, он, наверняка, поздно закончится. Я не хочу, чтобы ты свалился посреди ужина. – Она посмотрела на него с нежностью.

- Отдохни и ты хорошенько. Мне должны все завидовать, договорились? – сжал ей плечи Андрэа, нежно целуя ее на прощание.

Следующий день прошел в приготовлениях к приему. Вероника довела себя и Лизу до отчаяния, все утро выбирая наряд. Ее гардероб вдруг никуда не годился, вся одежда казалась неуместной для особого случая, которым должен был быть этот вечер. Напрасно Лиза убеждала ее, что она слишком критически ко всему относится, и что в ее шкафу было как минимум три подходящих костюма. Вероника стояла на своем, окончательно разозлив обычно спокойную и рассудительную подругу, которая, не выдержав, сбежала от нее в бассейн. Вернувшись, Лиза застала комнату в полнейшем беспорядке; Вероника сидела на груде вытащенной из шкафа одежды и бессмысленно смотрела в никуда. Лиза присела с ней рядом и обняла ее. Идея пришла внезапно.

- Поехали в КЛСС за новым платьем! Там множество шикарных магазинов! Мы еще успеем. –

Пять минут спустя подруги уже заводили Лизину машину. В первом же магазине, в который они зашли, Вероника увидела «свое» платье. Она сразу же примерила его, и обе женщины переглянулись в знак согласия. В длинном шелковом платье небесного цвета Вероника выглядела по-королевски. Довольная удачным выбором, она успокоилась и провела остаток дня в праздной болтовне с Лизой.

Заехавший за ней Андрэа бросил на нее полный восхищения взгляд, но на словах оказался намного лаконичнее:

- Ты выглядишь очень элегантно. –

Вероника ощущала себя в некоторой степени Золушкой, ее не оставляло странное предчувствие, что этот вечер перевернул бы всю ее жизнь. Андрэа, наоборот, не проявлял никакого волнения, казалось, он был всего лишь верен своему обещанию сопровождать Веронику, но с удовольствием избежал бы этого обязательства. Девушка решила, что он вовсе не был светским человеком, с его замкнутым и сдержанным характером, но ей не хотелось больше об этом думать. Она намеревалась хорошенько повеселиться и просто быть счастливой рядом с любимым человеком. С большой осторожностью Вероника разместилась в машине, опасаясь помять свой наряд, затем тайком посмотрелась в зеркальце, оценивая свою внешность. Андрэа о чем-то говорил с Лизой, но до нее доносились лишь обрывки слов. Наконец мужчина сел в машину и неожиданно спросил:

- Ты думаешь, Лиза довольна, что ты уезжаешь? –

- Почему ты об этом спрашиваешь? – не поняла Вероника.

- Ты сказала, что приехала составить ей компанию, пока ее муж в отъезде, и все время куда-то исчезаешь. Она меня скоро возненавидит. –

- Я не думаю. Она моя подруга и должна быть счастлива за меня. –

- Должна или счастлива? – уточнил Андрэа. – Может, я ошибаюсь, но она не умирала от радости, когда я ее увидел. –

- Тебе наверняка показалось, - убежденно ответила Вероника. – Она замечательная подруга. Мы многое пережили вместе. Не понимаю, почему сегодня должно быть иначе. Она даже помогла мне выбрать платье. –

- Хорошо, ты меня убедила, - засмеялся мужчина, несмотря на сомнение, написанное на его лице.

Вероника не обратила на это внимание, ее мысли текли в другом направлении.

- На твой взгляд, там будет много людей? –

- Что ты имеешь ввиду, говоря «много»? В общем, думаю, не более десяти – пятнадцати человек. –

- Твои малайские коллеги? –

- Скоро узнаешь. Мы уже приехали. –

Одетый в традиционный костюм швейцар с готовностью поприветствовал их и указал им на лестницу, ведущую в ресторан. У входа в зал они увидели г-на Дарви, который сразу же поспешил им навстречу. Целуя руку Веронике, он не скрыл своего восхищения. – Вы очаровательны, Мадам. –

- Благодарю Вас, - зарделась от удовольствия она. Вечер начинался превосходно, хотя ее спутник, очевидно, не разделял ее мнения. От девушки не укрылось легкое недовольство Андрэа слишком любезным поведением малайца.

В зале уже было несколько приглашенных, и Андрэа представил ее двум итальянским инженерам, своим коллегам, и девушке одного из них. Позднее появились англичане и другие члены клуба с их женами. Улыбающиеся официанты принялись разносить закуски. Вероника оказалась сидящей между Андрэа и молодым англичанином по имени Браян, напротив ее разместился один из инженеров, Гвидо. Ужин был превосходным, обстановка расслабляющей. Г-н Дарви время от время поднимался и по очереди подходил к своим гостям, не теряя своей неизменной улыбки. Молодой англичанин, обнаружив, что Вероника прекрасно говорит на его языке, принялся рассказывать ей анекдоты, половину которых она совершенно не понимала. Андрэа увлеченно беседовал с Гвидо и, несмотря на все ее попытки, не собирался вовлекать ее в их разговор. Тем не менее, хорошее настроение не покидало ее. Перед десертом был объявлен перерыв на танцы. Малайские пары, одна за другой, поднялись из-за стола, и Вероника посмотрела на Андрэа в надежде, что он пригласит ее танцевать. Мужчина заметил ее взгляд, но даже не двинулся с места.

- Сожалею, я - никудышный танцор. –

- Но это же не соревнование, - попыталась убедить его Вероника, но он лишь покачал головой.

Браян, не понимая итальянского языка, интуитивно понял происходящее.

- Могу пригласить тебя я? Твой муж не рассердится? – спросил он вполголоса.

- Мой муж? – слово прозвучало так странно, что Вероника не сразу ответила. – Я не замужем, это мой друг.-

Было слишком сложно объяснять ему истинное положение вещей. Она и сама не знала, кем они были друг для друга.

- Тогда пойдем танцевать, - настаивал англичанин. – Пока ты не замужем, ты можешь поступать, как тебе нравится. –

- Это твоя теория? – засмеялась Вероника. – Удобно! –

- Ты, правда, не хочешь со мной потанцевать? Хотя бы один раз, – снова спросила она у Андрэа.

- Посмотри, сколько здесь мужчин. Можешь танцевать хоть со всеми по очереди, - пожал он плечами. – Англичанин, наверняка, будет на седьмом небе от радости, если ты только намекнешь. –

- Конечно, - ответила сухо Вероника. Его отказ обидел ее. Почему он не хотел доставить ей удовольствие? – Если хочешь знать, он уже пригласил меня, не заставляя себя упрашивать. –

Музыка захватила ее, и к ней снова вернулось хорошее настроение. Она ощущала себя легкой и свободной, как всякий раз, когда танцевала. Браян был отличным партнером, он умел вести с такой непринужденностью, что ей казалось, что она парит в воздухе. На ее лице появилась очаровательная улыбка, и на мгновенье ей показалось, что на месте Браяна с ней танцует Андрэа. Музыка закончилась и, останавливаясь, Вероника неожиданно заметила, что внимание всех окружающих приковано к ней. Высокая и грациозная, в изящном платье, которое подчеркивало ее фигуру и отражало ее голубые глаза, она стояла с Браяном в центре зала; остальные пары отошли в сторону, любуясь ими. Слегка смутившись, девушка решила вернуться к столу, разочаровав англичанина, надеявшегося на другой танец.

Андрэа смотрел на нее с нежностью и меланхолией, и Веронике почему-то подумалось, что таким взглядом прощаются с любимыми. Она подошла к нему и молча села рядом. Он продолжал смотреть на нее полными грусти глазами, потом медленно, с большим трудом проговорил.

- Ты была восхитительна, все смотрели только на тебя, – Андрэа взял ее руку, приласкал быстрым жестом и отпустил.

- Тебе не понравилось, что я пошла танцевать с Браяном? – нежно спросила она. Ты говоришь, что я восхитительна, но ты такой грустный. Что с тобой происходит? – Мне так хотелось, чтобы на его месте был ты, правда. –

- Я знаю, - просто ответил он. – А если я приглашу тебя сейчас, ты согласишься? – В его голосе звучали слезы, и к Веронике снова вернулось ее странное предчувствие.

- Это будет лучший момент вечера, - честно ответила она. – Пойдем. –

Он не был умелым танцором, как Браян, но в его обътиях все было по-другому. У нее кружилась голова от его

присутствия, его запаха, его дыхания. Андрэа прижал ее к себе еще сильнее, вызывая в ней неистовое желание. В этот момент Вероника поняла, что ничто на свете не могло уже изменить ее чувств; ее сердце, ее разум, все ее существо было наполнено им, все остальное не имело значения. Единственным ее желанием было остаться с мужчиной, которого она любила только что раскрывшейся, но уже сильной и неразрушимой любовью. Музыка закончилась, и все разошлись по местам, лишь Андрэа продолжал держать ее в объятиях, глядя на нее затуманенным взглядом, полным страдания. Очнувшись, он резко отпустил ее и вышел из зала.

Вероника недоумевала. То, что для нее стало удивительным открытием, наполнившим ее радостью, для него имело совсем другое значение. Она могла бы поклясться, что он не был к ней равнодушен, влюбленное сердце не ошибается, Андрэа понемногу влюблялся в нее или был уже влюблен, но в то же время он глубоко страдал, не желая в этом признаться. Веронике вспомнилось его удостоверение личности, согласно которому он не был женат, и, значит, не мог мучиться угрызениями совести по отношению к возможной супруге. Она сама ни разу не дала ему понять, что не была свободна. На ее взгляд, не существовало никаких преград к их любви. Это глубокое чувство – теперь она была уверена – родилось между ними в первый же день их знакомства, непостижимым образом связав их друг с другом и заставив их искать новой встречи.

Андрэа вернулся как раз к подаче десерта, спокойный и в хорошем настроении. Он без умолку шутил и смеялся, а Вероника решилась в тот же вечер признаться ему в своих чувствах, надеясь узнать правду в откровенном разговоре.

После окончания приема они спустились на стоянку вместе с Гвидо, и Андрэа предложил его подвезти – они проживали в одном и том же отеле.

- Зайдешь посмотреть, как я расположился? Это, конечно, не резиденция твоей подруги, но все равно уютное и практичное жилище, - обратился он к Веронике. – Выпьем чего-нибудь вместе. Завтра суббота, мы можем себе позволить немного расслабиться. –

Вероника не имела ничего против. Свой серьезный разговор она могла завести и попозже. Все трое, непринужденно переговариваясь, поднялись к Андрэа. Он был прав, его номер был довольно уютным и организованным. Маленькая спальня, небольшой зал, совмещенный с кухней, светлая ванная – самое необходимое для одинокого мужчины. Андрэа включил кондиционер, указывая гостям на мягкие кресла, и приготовил мартини со льдом.

За веселой болтовней прошел час. Гвидо был приятным собеседником, шутил и смеялся, способствуя хорошему настроению Андрэа, но, в конечном итоге, пожелал им спокойной ночи и ушел к себе.

- Я провела прекрасный вечер, - сказала Вероника, вытягивая ноги в кошачьем жесте. –Хорошо, что ты все-таки согласился меня сопровождать. –

- Я тоже неплохо провел время, хотя и предпочел бы..., - прервался он.

- Ты предпочел бы, чтобы меня там не было, - закончила она фразу. – Я права? –

- Послушай, я должен с тобой поговорить, - решился он наконец. – Я больше не могу молчать, это нечестно, но прошу тебя верить, какой бы ни была твоя реакция на мои слова, что я не играл с тобой. Клянусь, я пытался всяческими путями избежать того, что случилось. –

- Я ничего не поняла, - Вероника ощутила дрожь во всем теле. Преамбула не предвещала ничего хорошего. – Говори напрямик, прошу тебя. Ты пугаешь меня. –

Он поднял голову, и девушка увидела его заплаканное лицо. Андрэа смотрел на нее, не решаясь заговорить.

- Я полюбил тебя, хотя не имел на это права, - с трудом выдавил он из себя.

Признание в любви, которое должно было прозвучать с радостью и энтузиазмом, повисло в тишине, как последнее прощание. Вероника в ошеломлении смотрела на мужчину, пытаясь найти в его глазах хоть какое-нибудь объяснение, но видела в них лишь бесконечное отчаяние.

- Я тоже полюбила тебя, и это прекрасно, - с нежностью произнесла она. – Не нужно бояться, это чувство должно вызывать радость, а не слезы. Я понимаю, оно обрушилось на нас так неожиданно и так интенсивно, что мы не успели этого осознать. -

- Как бы я хотел, чтоб это было правдой, но я не все тебе сказал. Прошу тебя, не возненавидь меня. –

- Я ничего не хочу знать. Ты сказал мне самое главное, и я хочу лишь любить тебя без страха и беспокойства. –

- Ты просто не понимаешь, что это невозможно! Мы должны расстаться. Я обручен, - его голос прозвучал глухо, как если бы каждый звук доставлял ему огромную боль.

- Обручен? – застыла Вероника. Конечно, в удостоверении личности не пишут, что ты собираешься жениться....

Она чувствовала себя опустошенной, все казалось бессмысленным. Спасательная мысль возникла в ее голове, отметая возражения совести:

- Люди встречаются и расстаются. Если ты смог полюбить другую, очевидно, между вами дела не очень-то и ладились. Я не говорю, что ты должен сразу же ее оставить, постарайся понять, чего ты действительно хочешь, а потом уже принимай решение. –

- У меня нет времени. Свадьба состоится через четыре месяца. Приготовления идут полным ходом. –

Это было уже слишком. Вероника всегда считала время своим лучшим советником, не торопясь в принятии важных решений и обдумывая все с завидным спокойствием. Сейчас у нее не было времени, через несколько месяцев мужчина, которого она любит, поведет к алтарю другую женщину, и она потеряет его навсегда. Теперь она начинала понимать все то, что беспокоило ее в Андрэа: его странное молчание, необъяснимое поведение, живущая в его взгляде боль, несказанные слова, несделанные комплименты. Все приобретало смысл, и все же она предпочла бы жить, как и раньше, в неведении, списывая все на его замкнутость и на сдержанность характера.

Андрэа по-своему понял молчание Вероники и попытался оправдаться:

- Я знаю, что слова ничего не значат, но верь мне, я не играл с тобой, иначе я и сейчас ничего бы тебе не сказал. Все произошло так быстро, что я не сумел остановиться. Господи, сделай так, чтобы она поверила, - прошептал он, видя побелевшее лицо девушки. – Я слишком дорожу тобой, Вероника, чтобы лгать тебе в подобный момент. Я люблю тебя, малыш, но мы должны прекратить эту муку, пока не поздно. –

- Уже поздно, - ответила она наконец, поднимая на него потухшие от боли глаза. – Для меня уже слишком поздно. Мои чувства к тебе живут в каждой моей клеточке, и я не могу взять и убить их по приказу. Это не игра, и ты тоже это знаешь. –

- Что же мне делать? Если бы мы встретились хотя бы тремя месяцами раньше, все было бы иначе. Я не хочу заставлять тебе страдать еще больше и не хочу страдать сам. –

- Именно в этом ты и ошибаешься, - возразила она. – Нам суждено страдать, даже если мы расстанемся, но ты уверен, что мы сможем забыть? Мы живем друг в друге. Наша встреча произошла по воле судьбы, и я собираюсь пройти мой путь до конца, потому что я уверена, что подобное больше не повторится. Такая любовь должна быть прожита целиком. –

- Я тоже не хочу расставаться с тобой, когда я только что тебя нашел. Я всем своим существом желаю быть с тобой, засыпать, глядя тебе в глаза, и просыпаться с тобой рядом, - Андрэа притянул ее к себе, покрывая нежными поцелуями ее заплаканное лицо. – Я знаю, что сегодня мы будем самыми счастливыми людьми на земле, но завтра нас ожидают дни и ночи без будущего, наполненные тольно прошлым. Как я могу выбрать такое для тебя, когда я хотел бы бросить целый мир к твоим ногам, но не могу подарить тебе даже мое сердце? - - Мне не нужен целый мир, а твое сердце уже стало моим, и даже когда ты будешь далеко, оно останется со мной. –

- Я не хочу, чтобы ты страдала, и не хочу отказываться от тебя. Я тоже хочу любить тебя, пока это будет возможно, и не думать ни о чем. –

- Кто-то сказал, что завтрашняя боль является частью сегодняшнего счастья. Только сейчас я поняла глубину этой мысли. Счастье имеет свою цену, но стоит испытать его, несмотря ни на что. Лучше страдать о пережитом счастье, чем сожалеть, что ты отказался от него, когда у тебя была возможность. Я отдаю себе отчет, что мы знакомы всего несколько дней, но мне кажется, что я знаю тебя целую вечность. С первого же раза, когда я тебя увидела, я всем сердцем желала снова встретиться с тобой. Я, не переставая, думала о тебе, - она взглянула на него, и ее глаза лукаво заблестели. – Я даже отказала Яну, а, к твоему сведению, он самый желанный мужчина во всем Кампунг Варизан. –

- А я, кретин, тебя ревновал. Когда он с такой фамильярностью к тебе обратился, я подумал, что между вами что-то было, хотя и не мог тебя ни за что упрекать... –

- А потом я с огромным рвением занялась поисками квартиры для твоего шефа, надеясь услышать тебя хотя бы по телефону. –

- Да я же все это придумал, чтобы иметь повод снова встретиться! Я живу ждесь три года и прекрасно знаю, как найти квартиру. –

- Какой врунишка! А я потеряла целый день вместо того, чтобы нежиться на солнышке! – засмеялась Вероника.

- Ты удивительная, - серьезно сказал Андрэа. – Другая бы на твоем месте захлебывалась слезами или забросала меня оскорблениями, а ты... –

- А я хочу любить, особенно сейчас, узнав о твоих чувствах. Я постараюсь не думать о будущем, раз у нас его нет. Нам остается жить настоящим. Наша любовь - это божий дар, и мы просто не имеем права отбросить ее в сторону. Сколько людей проводят целую жизнь в ее поисках, часто так и не найдя ее. Мы же должны быть признательны судьбе за ее выбор. Пусть нам суждено скоро расстаться, но наша любовь останется с нами прекрасным воспоминанием, волшебной сказкой, потому что у нас хватило мужества ее прожить. Я готова, а ты? – девушка смотрела на него с надеждой, и в ее чудесных голубых глазах светилась любовь.

- Я тоже готов идти до конца, а потом – будь, что будет, - поцеловал он ее.

По обоюдному согласию она решили не возвращаться к теме будущего, у них было только настоящее, и они хотели прожить его со всей интенсивностью, на которую были способны. Слова ничего не могли изменить, они бы только отравили оставшееся в их распоряжении время.

Молодая пара приняла решение прожить каждый день, подаренный им судьбой, как последний и единственный, и расстаться впоследствии без упреков и сожалений.

В эту ночь они принадлежали друг другу без остатка, трепетно и безрассудно. Вероника отдала всю себя исступленной страсти мужчины. Она была, как скрипка в умелых, ласковых руках виртуоза, извлекающего из нее божественные звуки. Женщина смотрела в дорогое лицо Андрэа и видела в нем бесконечное счастье, не оставляющее места ничему другому. Она таяла в его прекрасных зеленых глазах, не отрывающихся от ее тела, и думала, что до сих пор ей ни разу не довелось познать истинное значение любви. Только теперь она понимала, что означало принадлежать мужчине, которого любишь каждой частичкой твоей сущности. Андрэа был молчалив, но Вероника читала его сердце, как открытую книгу, находя в нем самые нежные, самые трепетные, самые проникновенные слова.

Scrivi commento

Commenti: 0