Концепция любви - Глава 2 Часть 2

Той ночью Дарио не сомкнул глаз. Перед ним проходили события минувшего вечера, удивительная женщина, до которой он не посмел даже дотронуться, ее серьезные разговоры. Он был в растерянности. Вероника вела себя противоречиво: с одной стороны, препятствовала их сближению, с другой, согласилась на новую встречу. Очевидно, она относилась к любви очень серьезно, и Дарио ничего не оставалось, как смириться с ее поведением. Вероника притягивала его, как никакая другая женщина, и только огромным усилием воли он сдерживал себя от неосторожного жеста в ее отношении. Тем не менее, он был счастлив, первый шаг был сделан, и теперь многое зависело от него самого и от его способностей не вспугнуть ее прежде времени. Он уснул почти под утро и, проснувшись, сразу же подумал о ней.

Придя в офис в состоянии радостного возбуждения, он получил неприятную новость. Франческо сообщил ему, что один из клиентов, крупная фабрика на севере Италии, поменяла нагрузки.

В течение всего дня у Дарио не было времени думать ни о чем другом. Им пришлось перераспределить количество занятых людей на разных проектах, разработать линию поведения с клиентом, составить запрос на продление сроков и оплату новых расчетов и чертежей. Ему удалось перевести дух только после семи вечера. Дарио был изнурен и, несмотря на безумное желание услышать Веронику, не решился позвонить ей в присутствии коллег. Вернувшись домой, он вспомнил, что у него не было ее домашнего номера, а агенство было уже закрыто.

На следующий день, когда все ушли на обед, он набрал ее номер, надеясь застать ее в офисе. К его огромному облегчению в трубке раздался ее голос.

- Дарио, как дела? – воскликнула она, казалось, довольная звонку.

- Мы загружены работой. Кое-какие проблемы, - признался он. – А у Вас? –

- Работаем, но, к счастью, без особых проблем. Я слышу Вас несколько уставшим. Почему бы Вам не заказать кусочек шоколадного торта для расслабления? – спросила она с легкой иронией.

- Хорошая идея, но кушать его в одиночестве слишком грустно, в компании красивой женщины было бы совсем другое дело, - пошутил он.

- Вот уж не поверю, что такой привлекательный мужчина страдает от одиночества. Достаточно свистнуть... –

- Значит, Вы находите меня привлекательным? Спасибо за комплимент. Но дело в том, что я не умею свистеть. Может, посоветуете мне что-нибудь другое? –

- Ну, это Вы сами должны знать и, вообще, я не думаю, что Вы нуждаетесь в моих советах. Я готова поклясться, что Вы окружены женщинами, готовыми на все, даже разделить с Вами кусок торта, - открыто смеялась Вероника.

- Да, десятки женщин, но не те, которых я хочу. Почему Вы не сжалитесь надо мной и не пообедаете со мной, скажем, завтра? Мы можем встретиться поблизости. –

- Завтра я занята, можем увидеться послезавтра, в кафе «У Гульельмо». Вы его знаете? –

- Да, конечно. Значит, послезавтра, в час дня, - попытался он не выдать своей радости.

Положив трубку, он подпрыгнул в воздух, как ребенок. Она не отказала и на этот раз, возможно, он все же что-то затронул в ее ледяном сердце.

- Это тебе не спортзал, - притворно нахмурился Серджио, вернувшийся с обеда. – Ты весь сияешь. Здесь есть две возможности: либо ты выиграл в спортлото, либо влюбился. –

На лице Дарио появилась глупая улыбка, он больше не мог сдерживаться.

- Я встретил мою вторую половину. –

- Серьезное заявление, – взглянул на него с интересом друг. Он впервые слышал от Дарио подобные слова и имел все основания ему верить.

Дарио изменился на глазах. Друзья никогда еще не видели его таким влюбленным. В обеденный перерыв он закрывался в своем кабинете с телефонной трубкой в руках либо же исчезал, не говоря им ни слова; постоянно покупал цветы, каждый раз разные, сводя с ума бедного цветочника постоянными вариациями; один раз они даже слышали, как он заказывал билеты на концерт Моцарта. Мужчина постоянно пребывал в хорошем настроении, весело напевая вполголоса. Серджио и Франческо умирали от желания познакомиться с женщиной, ответственной за все это, но Дарио только отшучивался на их попытки что-нибудь узнать, говоря, что еще не наступил нужный момент для презентаций. На самом деле, он и сам не был уверен, что их отношения имеют будущее. Они иногда вместе обедали, слышались ежедневно по телефону, но звонил всегда он и всегда в агенство. Вероника продолжала держать дистанцию, он не знал ни ее домашнего адреса, ни телефона. Женщина мало и неохотно говорила о своем прошлом и не допускала ни малейшего физического контакта. После всех этих встреч ему даже не удалось ее поцеловать.

В одну из суббот Серджио организовал барбекью в своем загородном доме, и друзья попросили Дарио привезти его загадочную женщину. Дарио размышлял о всех за и против в течение трех дней, прежде чем решиться заговорить с девушкой.

- В эту субботу мой друг устраивает барбекью в своем загородном доме. Будут только мои близкие друзья. Поедим шашлыков, подышим свежим воздухом – там рядом лес. - Сказал он по телефону, так и не набравшись мужества сделать это, глядя ей в глаза. - Тебе хотелось бы поехать со мной? - Они недавно перешли на ты.

Женщина не отвечала, тихо дыша в трубку. Идиот, обругал себя Дарио, так я и знал, не надо было спрашивать.

- Я ... не знаю, - послышался наконец голос Вероники. – Я ни с кем не знакома. –

- Ну, что ты. Все ребята очень милые, они тебе обязательно понравятся. И обещаю, что я сразу же отвезу тебя домой, когда ты решишь. –

- Тогда я согласна. Заезжай за мной в агенство. –

С горящими от радости глазами Дарио сообщил прекрасную новость друзьям.

- Только ради Бога, никаких вопросов, она очень замкнутая. И приготовьтесь: она самая красивая женщина в мире. –

- Уж не сама Нефертити ли? – засмеялись они. Дарио не ошибался, его друзья действительно сгорали от нетерпения увидеть, из-за кого он потерял голову.

Субботним утром, когда он собирался выходить из дому, зазвонил телефон. Это была Вероника и, судя по голосу, она была чем-то взволнована.

- Дарио, у меня убежала Люси. Я целый час ее искала и не успела собраться. Ты не возражаешь заехать за мной домой? Я продиктую адрес. –

- Конечно, не волнуйся! –

Он готов был расцеловать кошку за то, что она дала ему возможность попасть наконец-то к Веронике домой. Кто знает, была ли ее квартира похожа на все другие, или же ему представлялся шанс заглянуть в ее мир и приоткрыть ее секреты.

Когда перед ним открылась дверь, на пороге стояли виновница приключения и ее очаровательная хозяйка. На Веронике был длинный шелковый халат с широким поясом, придававший ей очень сексуальный вид. Женщина взяла кошку на руки и поднесла ее к Дарио.

- Это моя обожаемая Люси. Заставила она меня побегать сегодня, но как можно на нее злиться? Она такая милая. –Люси вытянула шею, обнюхала руку Дарио и потерлась о нее мордочкой.

- Ты ей понравился, - засмеялась Вероника. – Обычно она не идет к чужим. Я угощу тебя кофе? –

- Нет, спасибо, я только что позавтракал. –

- Тогда посмотри телевизор, пока я переоденусь. –

- Я лучше составлю компанию Люси, если она не против. –

Он присел на диван, осматривая комнату. Кошка сразу же запрыгнула к нему на колени и замурлыкала.

- Если бы и твоя хозяйка себя так вела! Скажи ей, что я не так уж и плох, - пробормотал Дарио, поглаживая шелковистую спинку. –

Комната, в которой он находился, была обставлена в классическом стиле и, несмотря на присутствие кошки, в ней царил исключительный порядок. В застекленном книжном шкафу стояло много книг по истории, философии, классической литературе, несколько томов из жизни животных, множество туристических путеводителей, в особенности по экзотическим странам. Коллекция дисков указывало на приверженность к классике, Бетховену и Шопену, и на любовь к музыке 60х – 70х годов. Дарио не заметил фотографий, за исключением одной, запечатлевшей Люси еще котенком, и никаких других намеков на личную жизнь женщины и возможное присутствие в ней мужчины.

- Как мне одеваться? – донесся из спальни голос Вероники.

- Что-нибудь удобное, между нами нет церемоний. –

Спустя пять минут Дарио мог любоваться новой Вероникой. Ей действительно повезло, подумал он, ей все было к лицу, строгие офисные костюмы, вечерние платья и даже простая неброская одежда. Вероника выбрала короткую хлопковую рубашку и длинную джинсовую юбку, мягко облегающую ее красивые бедра.

Когда они добрались до места, друзья уже начали приготовление шашлыков.

Вероника вела себя очень естественно, без всякой застенчивости, вопреки опасениям Дарио. Женщины были заняты на кухне, и он сначала представил ее друзьям. От него не укрылись их восхищенные лица при взгляде на девушку.

- Это хозяин дома, - пошутил Дарио, указав на Серджио. – Если будешь себя хорошо вести, он разрешит тебе помыть посуду после еды. –

- Мытье посуды - мое любимое занятие, иначе я бы и не приехала, - улыбнулась Вероника.

- Да не слушайте Вы его, - притворно обидился Серджио. – Он просто хочет замолить свою вину за опоздание. - - Вообще-то, это моя вина. Я слишком долго выбирала гардероб, - заступилась за Дарио Вероника, весело смеясь.

- Чепуха, - вмешался Франческо с философским видом. – Красивые женщины виноваты лишь в том, что мы теряем из-за них головы, все остальное им позволено. –

- Пойдем в дом, я познакомлю тебя с девушками, - взял ее под локоть Дарио. – Иначе эти два болтуна оставят всех без обеда. –

В просторной кухне две молодые женщины нарезали салат и фрукты. Увидя Веронику, они повернулись к ней, приветливо улыбаясь.

- Добро пожаловать, - первой заговорила смуглянка с длинными черными волосами. – Меня зовут Даниэла, а это – Кьяра, - кивнула она в сторону подруги.

- Теперь нас трое против троих. Ты даже не представляешь, что они творят, когла собираются вместе, - продолжила Даниэла. - А ты что здесь делаешь? Иди готовить шашлыки, - обратилась она к Дарио, выталкивая его из дома.

Он вернулся к друзьям, спокойный за Веронику, которая, казалась, чувствовала себя вполне уверенно в кругу новых знакомых.

Серджио и Франческо не удержались от комментариев.

- Понимаю теперь, почему ты скрывал ее от нас. Она настоящее сокровище, - начал более открытый Серджио.

- Высший класс, - добавил флегматично Франческо. – Только такую нелегко удержать. –

Между тем женщины закончили с овощами и отправились накрывать на стол, разложенный перед домом. Дарио воспользовался моментом, чтобы перемолвиться парой слов с Вероникой.

- Как ты себя чувствуешь? Наш уговор все еще в силе. Я отвезу тебя домой, как только ты захочешь. –

- Мне здесь нравится! Твои друзья действительно очень милые, да и место очень красивое. –

- Прогуляемся по лесу после обеда? – спросил он, затаив дыхание. Теперь ему было недостаточно видеть и слышать ее, он чувствовал необходимость ощущать ее своей, он желал большего, чем она ему давала, и не знал, сколько времени мог еще выдержать.

- Было бы здорово, я люблю лес. Так хорошо пройтись по маленькой тропке и понаблюдать за жизнью, которая кипит вокруг нас, и которую мы часто не замечаем. Прислушаться к птичьему щебету, прикоснуться к растениям, полюбоваться цветами... –

Обед был готов, и все расселись по своим местам. Мясо удалось на славу, и женщины похвалили своих кавалеров, добавив, что это их присутствие вдохновило мужчин, и, значит, вся заслуга принадлежала им. Мужчины отчаянно защищались. Вероника молча следила за их шутливой перепалкой. Постепенно разговор перешел на другие темы и, в частности, на идеальное для жизни место. Пришла и очередь Вероники высказать собственное мнение.

- Для меня идеальное место – подальше от цивилизации, рядом с любимым человеком, в окружении природы. –

- Короче говоря, ты выбираешь изоляцию от общества, - заметил Серджио. – Но так долго не проживешь, заскучаешь. –

- Заскучаю? Вот еще почему? Достаточно привезти компьютер с интернетом. Можешь поддерживать контакты со всем миром, узнавать новости и вести спокойное, без стресса существование. -

- А все чудеса современной технологии ты повезешь с собой? – заинтересовалась Даниэла.

- Например? Без чего мы не можем прожить? –

- Да начиная с ваших любимой бытовой техники: стиральная и посудомоечная машины, пылесос, натиратель полов и тому подобное, - вмешался Франческо.

- Вы действительно думаете, что мне пригодились бы эти вещи? Я бы круглый год ходила в майках и шортах и могла бы спокойно стирать вручную, а натиратель полов, - засмеялась она, - можно использовать в моем деревянном бунгало или еще лучше шлифовать песок на берегу. –

- Молодец, Вероника, тебя послушать, так и мне с тобой захотелось, - передумала Даниэла. – Но что делать с этимя тремя гениями? У них работа на первом месте, работа на втором, и потом, может быть, невеста на третьем, а все житейские радости на последнем. Они должны производить, не подумай, что мы все выходные проводим за барбекью. –

- Если бы все перестали работать, мир остановился бы, мои дорогие, – не сдавался Серджио.

- А я и не говорю прекратить работу, но лишь работать немного меньше, чтобы иметь только самое необходимое. Мы же превратились в рабов потребления. Мы задыхаемся от работы, чтобы побольше получить – и все ради чего? Чтобы купить фирменную майку вместо обычной, но зачем? Похвастаться перед друзьями? Мы же судим о других не по их умственным способностям или доброму сердцу, а по принадлежащим им вещам. Мы жертвуем своим временем, чтобы окружать себя умными, всемогущими машинами, но все-таки только машинами, все меньше времени проводя с нашими близкими и друзьями. Мы перестали замечать красоту вокруг нас.... Человек слишком жаден, он никогда не остановится, преследуя фальшивые идеалы. –

- Я думаю, что во многом ты права, - поддержал ее Дарио. – Вполне логично хотеть красивый дом, приличную машину, круглый счет в банке, чтобы вести достойную жизнь, но без преувеличений. Зачем мне миллиардная яхта или роскошные виллы по всему миру, когда в Африке умирают дети? –

- К сожалению, человек так устроен, - заметил флегматично Франческо. – Если бы можно было распределить богатства считанных супермиллионеров, мы прокормили бы всех нуждающихся. Но этого никогда не случится. Нужно смириться с неравенством, никто добровольно не откажется от богатства, и никакая революция не изменит ситуацию – на место одних придут другие, но, в конечном итоге, все останется, как и прежде. –

- Знаете, что меня больше всего раздражает? – снова заговорила Вероника. – Что мы теряем способность замечать маленькие радости, претендуя всегда на что-то большее. Ведь можно быть счастливым из-за успехов друга, из-за улыбки любимого, из-за пенья птиц за окном... –

- Ну, значит, вы найдете радость и в мытье посуды, обед закончился! – засмеялся Серджио.

- Естественно! – бросила на него свирепый взгляд Даниэла. – И знаешь почему? Потому что мы вдоволь посплетничаем о мужчинах, пользуясь вашим отсутствием! –

Последняя фраза вызвала дружный смех собравшихся. Женщины исчезли на кухне, оставив мужчин приводить в порядок лужайку.

- Она очень чувствительная и вдумчивая, - заметил Серджио. –С такой либо всерьез, либо лучше сразу бросить.-

Дарио молча кивнул. У него были серьезные намерения, но как убедить Веронику? Казалось, что женщина и знать не хотела о его чувствах, предпочитая видеть в нем друга, да и только.

После обеда все разбрелись, кто куда: кто-то вытянулся в гамаке, кто-то задремал на раскладушке под навесом. Дарио напомнил Веронике о прогулке по лесу.

В тени деревьев царили спокойствие и прохлада. Невидимые птицы щебетали между веток, под ногами шуршали проворные ящерицы, трудолюбивые муравьи следовали точной схеме своего иерархического общества.

- Как же здесь хорошо! – сказала оживленно Вероника. – Пойдем по этой тропинке, посмотрим, куда она ведет. – Женщина шла легкой, упругой походкой, отклоняя ветви, встающие на ее пути. Время от времени она замирала перед кипящим муравейником или наклонялась вдохнуть цветочный аромат, всем своим видом напоминая ребенка, исследующего мир. Она с любопытствам рассматривала упавшие в причудливой форме деревья, постоянно меняя направление.

- Ты не боишься заблудиться? – спросил Дарио, улыбаясь. – Ты петляешь, как заяц. –

- Вовсе нет, - засмеялась она. – Пока светит солнце, я всегда найду дорогу назад. Главное, заметить его положение перед отправлением. –

- Этому можно верить? – недоверчиво покачал он головой. – Ты же здесь в первый раз. –

- Фома неверующий, - укорила она его, продолжая смеяться. – Разве тебе не хотелось бы заблудиться вместе со мной? –

Что это было - провокация или невинная шутка? Дарио не знал, что ответить.

- Главное, не навсегда. Я не захватил с собой сменное белье и пену для бритья. –

- А для кого ты собираешься прихорашиваться? Для ящериц да ужей? –

У Дарио появилось ощущение, что она завела этот глупый разговор, чтобы избежать серьезных объяснений. Лес был идеальным местом для признания в любви, и она осознанно избегала возможных осложнений. И все же она согласилась на эту прогулку, интуитивно понимая, что нравится ему, и что рано или поздно он попытается с ней объясниться. В этой женщине было что-то ускользающее, противоречивое; в ней спокойно уживались да и нет, нежность и равнодушие, детская непосредственность и сдержанность. Она была умна и удивительно чувствительна к природе и красоте во всех ее проявлениях, и должна была обладать подобными качествами и в любви. Ему не верилось, что она могла умышленно играть с его чувствами. Всему этому можно было найти одно объяснение: по неизвестной ему причине она боялась влюбиться. В ее глазах жила глухая боль, напоминающая, при каждом взгляде на нее, о душевном страдании.

Девушка присела на огромное бревно, лежащее посреди небольшой поляны, и принялась наблюдать за кипящей вокруг жизнью. Дарио устроился рядом с ней.

- Смотри, лягушонок! Обожаю, когда они маленькие, - воскликнула Вероника.

- Где? Я никого не вижу, - пристально вглядывался в траву Дарио.

- Да вот же он, - указала она в направлении ног.

Они наклонились одновременно, и совершенно случайно Дарио коснулся рукой ее груди. Он почувствовал, как напряглось тело девушки, и, несмотря на противившийся рассудок, не удержался –мужской инстинкт взял свое. Его губы прижались к ее в полном страсти и желания поцелуе. Как по волшебству, он услышал, что Вероника ответила. Ее глаза были закрыты, голова слегка запрокинута, а руки обвились вокруг его шеи. Дарио потерял над собой всяческий контроль. Его крепкое мусколистое тело жаждало ее хрупкое и нежное, его губы упивались бархатной кожей ее шеи и плеч. Нетерпеливые руки добрались до ее маленькой упругой груди, лихорадочно расстегивая рубашку и укладывая женщину на траву. Мужчина прижался губами к ее твердым от возбуждения соскам, чувствуя, как женщина выгнулась всем телом от его жадной ласки. Она не оказывала ни малейшего сопротивления, наоборот, отдалась ему с готовностью и страстностью любящей женщины. Их тела соединились в последнем высшем наслаждении, удовлетворяя взаимную страсть.

Вероника приоткрыла глаза, и на мгновенье Дарио не увидел в них обычной боли, но минутой спустя, пробуждаясь как ото сна, женщина огляделась вокруг, и ее лицо, несущее еще следы удовольствия, приняло повседневное выражение равнодушия.

Не говоря ни слова, она принялась одеваться, как если бы ничего не случилось.

- Вероника, - позвал ее Дарио. – Прости, я не знаю, как это могло произойти, я совсем потерял контроль, - он неожиданно замолчал, чувствуя внезапную усталость. Он не хотел извиняться за случившееся, наоборот, он желал сказать, как это было прекрасно, как она была прекрасна, но не мог произнести ни слова.

Он должен был смириться, эта женщина была не для него, он никогда ее не поймет, по крайней мере, не в этой жизни. Видимо, между ними не суждено было ничему зародиться.

- Вернемся назад, - только и сказал он, зашагав в направлении дома, слеп и глух к внешнему миру. Никогда еще ему не было так хорошо с женщиной, никогда еще он не испытывал подобной страсти – в чем же он ошибся? Он был безумно влюблен в женщину, которая никогда не будет его душой и телом. Он никогда еще не знал такой любви, любви, что рождается в препятствиях, как тонкий цветок на скалах, любви, не подверженной силе разума, о существовании которой он даже не догадывался, любви, которую он нашел и потерял в один и тот же момент. На этот раз не его мозг, а его сердце искало объяснений, захлебываясь от боли; ему казалось, что он утратил свою целостность, оставив часть себя на той проклятой поляне.

Он обернулся и увидел Веронику, прислонившуюся к старому дубу. Ее хрупкие плечи вздрагивали в безутешном рыдании. Она казалась такой маленькой и беззащитной на фоне огромного дерева, что Дарио, забыв обо всем, бросился к ней. Что знал он о ее боли, чтобы отказаться от нее так поспешно? Он обнял Веронику со всей нежностью любящего сердца, поглаживая ее волосы и нашептывая ласковые слова. Постепенно девушка успокоилась и благодарно подняла к нему лицо, мокрое от слез. В ее взгляде слились воедино страдание и испуг, нежность и едва заметная надежда.

- Не бойся быть счастливой, доверься мне, - проговорил он трепетно. – Я никогда не причиню тебе боли. Позволь мне быть с тобой рядом, быть твоей опорой, любить тебя. - При его последних словах Вероника бросила на него испытующий взгляд.

- Удержи меня, не позволяй мне уйти, - прошептала девушка в ответ на его мысли.

- Даже не подумаю, - уверил он, прижимая ее к себе. – Ничего не говори, я согласен ждать, сколько понадобится. Когда ты будешь готова, ты найдешь меня рядом. –

День закончился в спокойной обстановке. Мужчины заговорили о работе, пока женщины готовили легкий ужин и застилали постели для гостей.

Дарио категорически отказался от предложения Серджио остаться с ними и в воскресенье, догадываясь об ответе Вероники.

- Благодарю за приглашение, но Вероника должна вернуться домой. Она и так чудом согласилась составить мне компанию, и потом ее ждут. –

- И кто же это? Другой поклонник? – пошутил Серджио.

- Да ну тебя! Я имею ввиду маленькую серую кошку с белыми лапами, которая с нетерпением ждет возвращения своей очаровательной хозяйки; - ответил Дарио, сам удивленный, с какой нежностью он это говорил. Он начинал любить все то, что было частью жизни Вероники, и это было для него неожиданным открытием. Внезапная, как молния, мысль пронзила его: а что, если Серджио был прав, намекая на другого поклонника? Дарио почти ничего не знал о личной жизни Вероники, и то, что в ее квартире отсутствовали фотографии, ни о чем не говорило. Он попытался выбросить из головы это мучительное подозрение, но упрямая ревность не оставляла его в покое. Что, если она встречается с ним только потому, что у нее проблемы с другим, и рано или поздно она выбросит его, как ставшую бесполезной вещь?

- Уже поздно, - прервала Вероника его лихорадочные мысли. – Поедем обратно. Люси, наверное, совсем заскучала. -

По дороге домой они мало говорили. Вероника сказала, что ей очень понравилась вся компания, и что ему повезло найти таких искренних и отзывчивых друзей, с которыми можно разделить радостные и грустные моменты, а не только вместе пообедать время от времени.

- Но друзья для этого и существуют, иначе какие же они друзья? – удивился Дарио. Их крепкая, закаленная временем дружба казалась ему естественной вещью. – Ты знаешь, я никогда об этом не задумывался, но ведь действительно многие люди окружены фальшивыми друзьями, которые всегда готовы сходить с тобой вместе в пиццерию или в кафе-мороженое, поболтать о последних новостях, но сразу же исчезают, когда тебе нужна помощь. –

- Именно, - согласилась Вероника. – Верный друг всегда тебе поможет, даже если ты ошибаешься, он никогда не осудит, принимая тебя таким, какой ты есть. Жаль, что иногда не хватает целой жизни, чтобы его найти. –

Мужчина мысленно улыбнулся. Ему нравилось разговаривать с ней, у них были одинаковые идеи, принципы и ценности. Они были одновременно такими похожими и такими разными. Она - чувствительная и хрупкая, он - сильный и целеустремленный, они были бы прекрасной парой. Дарио не сразу заметил, что девушка замолчала; повернувшись к ней, он увидел ее запрокинутую на сиденье голову. Ее лицо расслабилось во сне, густая копна волос слегка растрепалась, дыхание было спокойным и ровным. Вероника проснулась, когда машина затормозила у ее крыльца.

- Я уснула, какой стыд! – проговорила она в смущении.

- Ты устала, - просто ответил он. – Ничего не случилось, ты всего лишь немного поспала. –

- Я хочу искупить свою вину. Я сварю тебе кофе, - предложила Вероника. – Припаркуйся и пойдем со мной. –

Дарио заколебался, каждый миг, проведенный с ней, доставлял ему радость, но он опасался остаться с ней наедине, не зная, чем бы это закончилось. Желание продлить их общение взяло верх, и они вместе поднялись на лифте до ее квартиры.

Открыв дверь, они увидели Люси, сидевшую на пороге с нетерпеливым видом.

- Она слышит ключ в замочной скважине и усаживается прямо под дверью, - объяснила Вероника.

Люси была вне себя от радости. Теперь Вероника должна была думать только о ней, в награду за целый день одиночества. Вообще-то, Дарио не думал, что кошка слишком скучала, судя по разбросанным игрушкам и скомканным покрывалам, тем не менее в доме не было ничего разбитого или сломанного.

- Я всегда оставляю ей, с чем играться, чтобы она не чувствовала себя одинокой. До сих пор она не натворила ничего серьезного, а небольшой беспорядок быстро превращается в порядок, правда, малышка? – обратилась девушка к кошке, и та ответила ей коротким мяуканьем.

- Когда ты долгое время имеешь животное в доме, у вас вырабатывается шестое чувство, хватает одного жеста или тона голоса, чтобы понять друг друга.. – Вероника повернулась к Дарио с легкой улыбкой. – Прости, я просто сумасшедшая, могу часами говорить об этих вещах, а ты ждешь обещанный кофе. Чувствуй себя, как дома, а я бегом на кухню. –

Дарио вернулся в зал, включил телевизор и присел на диван. Вероника вошла, катя перед собой сервировочный столик с чаем, кофе, сахаром и печеньем.

- Сегодня мы только и делаем, что удовлетворяем желудок, - заметил, смеясь, Дарио.

- Я люблю пожевать перед телевизором. Меня это расслабляет, даже забавно. –

- Вовсе нет, мне тоже это нравится, в особенности, я предпочитаю хрустящие чипсы. –

- У меня есть пакетик, я принесу? –

- Не волнуйся, я не собираюсь опустошать тебе холодильник, вот попробую печенье и пойду, уже действительно поздно. –

- Почему вдруг такая спешка? Тебя кто-то ждет? – вырвалось у Вероники.

Мужчина бросил на нее удивленный взгляд, которая она поняла по-своему: - Прости, ты не должен передо мной отчитываться. –

- Никто меня не ждет, - мягко ответил он. – Я живу один, просто я устал, да и ты, наверное, хочешь отдохнуть. Люси ждет не дождется остаться с тобой наедине. –

- Люси довольна, что я дома, остальное не имеет для нее значения. Мы могли бы посмотреть какой-нибудь фильм, похрустеть чипсами... А ты можешь прилечь на диване, отдохнуть. –

Дарио отказывался что-либо понимать. Казалось, Вероника пыталась любым способом его задержать, но почему?

- Нет, лучше, если я поеду. Умираю от желания принять душ, после целого дня в деревне я весь в пыли. –

- Можешь сделать это и здесь. Я дам тебе мой банный халат, я им не пользуюсь - он мне слишком велик. -

Было очевидно, что Вероника хотела, чтобы он остался с ней, но не могла сказать этого напрямик. Дарио пришел ей на помощь.

- Знаешь, что я думаю? Что мне бы ужасно хотелось остаться с тобой, и ты тоже этого хочешь, правда? – Он взял ее за руку, глядя ей прямо в глаза. Ее огромные голубые глаза не умели лгать, отражая, как в зеркале, страх и надежду. – Скажи же мне это, прошу тебя. –

- Да, - прошептала она чуть слышно. – Я не хочу, чтобы ты уходил. Хочу, чтобы ты остался со мной этой ночью. –

Дарио мечтал об этом столько времени, что сейчас ему с трудом верилось, что это было правдой. В приливе чувств он притянул девушку к себе, вкладывая в этот жест всю свою любовь.

- Я принесу тебе полотенце, - сказала Вероника, как ни в чем не бывало, и направилась в спальную.

Дарио хотел было предложить ей принять душ вместе, но в последний момент удержался.

Приняв душ, Дарио надел банный халат и посмотрелся в зеркало. Вероника была права, он был ему как раз по размеру - возможно, им пользовался его предшественник. На сей раз эта мысль не произвела на него никакого впечатления, он никому не позволил бы занять его место рядом с Вероникой. Прохладный душ освежил его, вернув ему хорошее настроение. Ему казалось, что их отношения медленно улучшаются, и что рано или поздно Вероника совершенно сдастся перед его сильными, искренними чувствами. Он вышел из ванной, весело напевая.

- Ваша очередь, Мадам, - растянулся он на диване, закрыв глаза. Некоторое время спустя он почувствовал мягкие лапы Люси на его груди и протянул руку, чтобы ее погладить. Кошка сразу же вытянулась на нем, громко мурлыкая.

Вероника показалась из ванной, одетая в утренний шелковый халат. С мокрыми волосами и смытой косметикой она была похожа на маленького беззащитного ребенка, и Дарио поклялся себе ни за что на свете не причинять ей ни боли ни малейшего огорчения. Он должен был защищать ее от жизненного ненастья, прося взамен лишь возможность быть с ней рядом.

Вечер прошел очень спокойно. Они посмотрели новости, а затем Вероника поставила кассету со старой, много раз виденной комедией, которая, тем не менее, заставила их смеяться до слез. Их руки и ноги время от времени касались друг друга, но все это было так просто и естественно, что Дарио казалось, что они были знакомы уже много лет. В полночь Вероника потянулась всем телом, разбудив Люси, дремавшую чутким кошачьим сном на ее коленях.

- Я бы с удовольствием приняла горизонтальное положение, а ты? Пойдешь с мной? – спросила она с лукавством. –

- Боюсь тебя побеспокоить, - ответил он в том же тоне. – Я могу и на диване поспать. –

- Не думаю, что он очень удобный. –

- За одну ночь я не покроюсь синяками. –

- Я заставила тебя остаться, чтобы ты спал на этом ужасном диване? Даже Люси не согласилась бы. –

- Но я же не Люси, -ответил он, смеясь.

- Да не ломайся ты, пойдем со мной и все тут. –

- В какую игру ты играешь? – притянул ее к себе Дарио. – Скажи лучше, что хочешь заняться со мной любовью вместо того, чтобы выдумывать глупости про неудобный диван. –

- Да кто тебе такое сказал? Я только пытаюсь быть вежливой с моим гостем. –

- Значит, ты предлагаешь свою постель всем, кто приходит в твой дом. Что-то не верится. –

- Во-первых, я никому ничего не предлагаю, а во-вторых, что за вопросы ты мне задаешь, и кто ты такой, чтобы устраивать мне допрос? Если тебе уж так хочется знать, я два года не занимаюсь любовью, то есть не занималась, до сегодняшнего дня. Делай, как знаешь, - разозлилась она, пытаясь освободиться. Мужчина, в ответ, обнял ее еще сильнее и поцеловал. Она растаяла под его настойчивостью, забывая о причине своей злости. Дарио нехотя оторвался от ее губ и, с легкостью взяв ее на руки, отнес в спальню. Она сдалась безмолвно, закрыв глаза. Дарио нежно положил ее на постель и принялся неспеша снимать с нее одежду, не отрывая взгляда от ее лица. Она не открыла глаз и не пошевелилась, пока не осталась лежать, обнаженная, на легких цветочных простынях. Он быстро разделся и провел рукой по ее бархатной коже. Дарио желал ее так же сильно, как и тогда на поляне, но на этот раз не хотел торопиться, стремясь подарить ей всю бесконечную нежность, на которую только был способен. Он хотел, чтобы она поняла, что дело было не только в физическом влечении, но в чем-то несравненно более высоком и важном. Осторожными поцелуями мужчина покрыл ее тело, внимательно наблюдая за ее реакцией. Ласковыми движениями погладил маленькую грудь и точеные бедра. Он взял ее с нежностью, как в первый раз; по сути, это и был их истинный первый раз, и он хотел быть внимательным и романтичным. Вероника все больше и активнее отдавалась ему, и, доведенная до высшей точки наслаждения, не сдержала исступленного крика. Дарио не мог не любоваться ею в приглушенном свете ночника: с приоткрытыми, припухлыми от поцелуев губами, разметавшимися по подушке волосами, воодушевленным лицом она была прекрасна. Он провел ладонью по ее щекам и нежно поцеловал.

- Ты удивительная, - прошептал он вполголоса.

Она открыла глаза и направила на него полный эмоций взгляд, не произнося ни слова, потом на ее губах появилась робкая улыбка, и впервые со дня их знакомства Дарио не увидел в ее глазах той затаенной боли, что следовала за ней повсюду. Девушка казалась спокойной и расслабленной, и он мысленно восторжествовал: это была его первая победа над этой проклятой болью, и за ней, возможно, последовали бы и другие. Она протянула руку и, все еще молча, погладила его волосы, даже не осознавая, что этим бесхитростным жестом навсегда и бесповоротно привязала мужчину к себе.

Дарио проснулся рано утром, многолетняя привычка вставать почти на заре не позволяла ему нежиться в постели даже в воскресенье. Он осторожно повернулся, боясь разбудить Веронику. Спавшая в ногах женщины Люси подняла голову и, убедившись, что мужчина уже не спит, направилась к нему.

- Только не разбуди ее, - мысленно взмолился он, но маленькая хитрюга была очень ловка. Переместившись на его часть кровати в совершенной тишине, она вытянулась с ним рядом, вопросительно подняв мордочку.

– Шантажистка, - без злости подумал он. - Придется пойти у тебя на поводу. –

Откровенно говоря, ласковая кошка нравилась ему уже за то, что была ее кошкой. На какое-то время он задержал взгляд на спящей девушке, рассматривая все черточки ее лица и тела. Даже во сне она была удивительно милой, и он почувствовал себя счастливчиком за возможность находиться с ней рядом и пожелать ей доброго утра при пробуждении. Люси, между тем, снова задремала, и Дарио осторожно встал, затворил дверь в спальню и пошел одеваться. Исследовав содержимое холодильника и многочисленных кухонных ящиков он заполнил найденный им поднос вазочками с печеньем, вареньем, йогуртом и фруктовым соком. Услышав доносившиеся из спальной звуки пробуждения, он поставил на плиту кофе и вошел в комнату. Вероника полусидела в кровати с сонным выражением лица и гладила Люси.

- Доброе утро, моя царица, как спала? – он поставил поднос рядом с Вероникой. – Надеюсь, что завтрак тебе понравится. –

- Дарио! – воскликнула она, как будто только сейчас вспомнив о его присутствии. – Завтрак в постель! Голубая мечта моей жизни! – Она подтянулась на подушках и взяла печенье. – А ты? Не составишь мне компанию? –

- Я обычно пью только кофе и убегаю на работу, привычка, - ответил он.

Она кушала с аппетитом, пробуя все по очереди. – Хороший завтрак гарантирут хорошее настроение. _ проговорила она с полным ртом. – Ты должен попробовать. –

- Обещаю, - ответил Дарио, улыбаясь. Он был счастлив.

 

Погруженный в воспоминания, он и не заметил, как прошел целый час. Его мысли снова вернулись к жене - где она могла быть в такое время и почему не звонила? Именно в это мгновенье зазвонил телефон. Дарио бросился к нему изо всех ног:

- Алло, Вероника! Что случилось? Где ты? –

- Милый, ты только не волнуйся, я все тебе объясню. Я в гостинице в Триестэ. Твоя секретарша передала тебе мое сообщение? Я не хотела прерывать ваше совещание. Вы подписали контракт? –

- Да-да. Мы наконец-то добились успеха! Мы думали идти праздновать все вместе, но тебя не было... Я получил твое сообщение, но ничего не понял. Кто попал в аварию? Я его знаю? Почему ты уехала? –

- Видишь ли, это трудно объяснить в двух словах. Ты с ним не знаком. Мы были большими друзьями много лет назад, еще до тебя, но потом наши дороги разошлись. Вот уже семь лет, как мы не поддерживаем связь. А сегодня утром мне позвонила его жена и рассказала об аварии. Она попросила меня приехать, потому что он в реанимации. Ты же понимаешь, что на такого рода просьбу нельзя сказать нет, я села на первый поезд и поехала. Завтра пойду в больницу и потом тебе перезвоню. –

- Но кто этот человек? Ты никогда мне о нем не говорила. Я знаю всех твоих друзей. –

- Ну, я же сказала, что прошло много лет с тех пор, как мы виделись и слышались последний раз. Какой был смысл рассказывать тебе о человеке, с которым я не имела больше никаких контактов, - в голосе Веронике сквозило едва заметное раздражение.

- Прости, я просто стараюсь понять, куда пропала моя милая женушка, - ответил примиряюще Дарио. – Значит, ты знаешь и его жену? –

- Конечно, - с небольшим замешательством ответила Вероника. Прости меня за эту маленькую ложь, но сейчас не подходящее время для откровений. – Послушай, Дарио, не обижайся, но я просто валюсь с ног от усталости. Я расскажу тебе все, когда вернусь, ладно? –

- Как ты желаешь, дорогая. И позвони, как только что-нибудь прояснится. Кстати, когда ты собираешься вернуться? –

- Сейчас не могу тебе ничего сказать, пока я не побываю в больнице. Не волнуйся. Как Люси? –

- Мы чувствуем себя брошенными и забытыми. Она очень скучает, Никки, и я тоже. Без тебя этот дом кажется безжизненным. Приезжай скорее, я люблю тебя. –

- Мне тоже вас не хватает. Мы расстаемся в первый раз. Но говорят, что разлука для любви - как ветер для огня, - попыталась пошутить она.

- Мне не нужен никакой ветер, мой огонь и не думал погасать. Мне тебя действительно не хватает, любимая, но если ты там на самом деле нужна, я буду ждать. У меня нет выбора. –

- У тебя будет так много работы с новым контрактом, что ты и не заметишь моего отсутствия. Я вернусь, как только смогу. Спокойной ночи, милый. –

- Спокойной ночи, моя царица. –

Разговор с женой почти ничего не прояснил, но Дарио почувствовал себя бодрее, услышав ее голос. Единственное, что он понял, что какой-то ее старый знакомый попал в аварию, и жена мужчины попросила Веронику приехать. Означало ли это, что в свое время этот человек и Вероника были очень близки? И все же она никогда о нем не говорила. Дарио не стал беспокоиться, он доверял жене и знал, что, вернувшись домой, она обязательно ему все расскажет. Его главным сожалением было ее отсутствие. Без нее он чувствовал себя потерянным. Как это ни казалось банальным, после четырех лет брака он любил свою жену еще сильнее и безоговорочно доверял ей.

Дарио потер глаза: усталость после тяжелого дня и отсутствие Вероники давали о себе знать. Он выключил телевизор и пошел в спальню. Люси последовала за ним, как привязанная.

- Придется мне довольствоваться твоей компанией, а тебе моей, - обратился он к кошке, отбрасывая покрывало. Люси смотрела на него, чего-то ожидая.

- Не дождешься ты своей хозяйки, давай укладывайся, - он жестом позвал ее к себе. Кошка застыла в нерешительности, но пару минут спустя Дарио услышал легкие шаги в своем направлении. Люси свернулась калачиком у его ног без своего обычного мурлыканья.

Они чувствовали себя одинокими, и это было ужасное ощущение.

 

Write a comment

Comments: 0