Концепция любви - Глава 2 Часть 1

Я не хочу любви твоей,

Я не могу ее присвоить,

Я отвечать не в силах ей..

 

К.Рылеев

 

Вероника очнулась от воспоминаний, почувствовав прикосновение легких лапок на коленях: Люси требовала ласки. Молодая женщина посмотрела на нее с нежностью, почесав пальцем под белоснежной шеей, и кошка, довольная, сразу же заявила о своей радости громким мурлыканьем.

Вероника должна была поразмыслить над случившимся. Одна ее половина, великодушная и импульсивная, настаивала на мгновенном отъезде, другая же, осторожная и рассудительная, напоминала, что Андрэа ее больше не касался, что у обоих была своя жизнь, и что она имела обязательства по отношению к другому мужчине, которому было бы нелегко все это объяснить.

- Что же мне делать?! - воскликнула в отчаянии Вероника. Люси подняла голову, вопросительно глядя на хозяйку.

- Нет, я должна ехать. Я не смогу себе простить, если произойдет худшее. Он нуждается во мне, он думал обо мне, прежде чем потерять сознание. Да и врачи утверждают, что присутствие близких людей бывает решающим в подобных случаях. Может, я его единственная надежда? - размышляла Вероника вслух. Слышать собственный голос помогало ей сконцентрироваться.

- Господи, мне придется видеться с его женой, разговаривать с ней, выносить ее враждебность, - эта мысль еще больше усилила ее тревогу. Сколько раз она мечтала снова увидеть Андрэа, заглянуть в его глаза, погладить его волосы, она представляла их встречу в мельчайших подробностях: как бы они выглядели, что бы сказали, что бы сделали, но ей даже отдаленно не приходило в голову увидеть его на больничной койке, слабого, неподвижного, возможно, даже не в состоянии говорить.

Все эти годы она бережно хранила в далеком уголке своего сердца его облик; облик сильного, счастливого, смеющегося мужчины в шелковой зеленой рубашке, с развевающимися на ветру волосами. Ей так хотелось продолжать вспоминать о нем, как о прекрасном сне, как о чем-то сказочном и иллюзорном, уже не существующим или вовсе не существовавшим. Но судьба распорядилась по-другому, и она должна была снова подчиняться, как много лет назад.

Вероника приняла решение. Она осознавала, что этот шаг может изменить ее жизнь навсегда, но не могла поступить иначе. Она поедет туда и сделает все возможное, чтобы он возвратился к своей прежней жизни и... к свой жене, с горечью подумала Вероника. Оставалось разрешить вторую проблему: сообщить об этом мужу. Она сняла трубку и застыла в нерешительности:

- Что я ему скажу? Я не могу рассказать ему всю историю, - Дарио не любил обсуждать личные проблемы в офисе, где подчастую его могли услышать коллеги и подчиненные. - Если я скажу ему правду о человеке, к которому еду, я буду вынуждена рассказать и все остальное, но это не телефонный разговор. -

Когда они еще не были женаты, они придумали игру «искренность за искренность», чтобы поведать друг другу о своем сентиментальном прошлом. В пятнадцатилетнем возрасте Дарио влюбился в свою одноклассницу. Их роман длился четыре года, пока он не узнал, что она изменяла ему с мужчиной, намного старше его. Они яростно поругались, и она обвинила его в инфантилизме, в слишком устаревших взглядах и увлеченности учебой. Она даже бросила ему в лицо, что ему недоставало опыта в постели, а ей был нужен умелый любовник, способный удовлетворить ее самые скрытые желания. В то время Дарио долго страдал, из его первого любовного опыта он вышел разочарованным и непонятым: он старался вести себя по-джентельменски, быть верным рыцарем, а взамен был оскорблен за его романтизм. Со временем он понял, что это не была настоящая любовь, просто она была красива и развита не по годам, и он чувствовал себя польщенным за ее выбор. Годы спустя он случайно встретил ее в супермаркете и был неприятно поражен тем, как она изменилась. Из привлекательной девушки с пышными формами она превратилась в обрюзгшую синьору на первой стадии увядания, вульгарно накрашенную и броско одетую. Он почувствовал огромное облегчение, когда она прошла мимо, не узнав его.

У Вероники тоже была за плечами неудавшаяся любовная история, но в то время она еще не совсем оправилась от случившегося и не могла ответить полной искренностью. В отличие от Дарио, она не разочаровалась в любимом человеке и не хотела лгать. Ее любовь к Андрэа была слишком важной для нее, чтобы поделиться ею с кем бы то ни было. Ограничившись лишь общими чертами, Вероника опустила многие важные детали.

Когда они с Дарио узнали друг друга поближе, а затем решили пожениться, Вероника не раз собиралась рассказать будущему мужу правду, но не знала, как начать разговор. Она несколько раз пыталась намекнуть на пережитое ею в прошлом, но Дарио проявил полное безразличие, заявив, что он знал о ней самое главное, и все остальное его не касалось. Вероника сдалась с большим облегчением и перестала об этом думать. И теперь прошлое врывалось в их жизнь.

Не могло идти и речи объясняться с мужем именно сейчас: ей нужно было закончить приготовления и мчаться на вокзал. Она набрала номер своего турагенства.

- Виктория, это Вероника, - заговорила она, едва услышав голос ассистентки. - По непредвиденным обстоятельствам мне нужно уехать из города на несколько дней. Оставляю офис на тебя. В случае необходимости звони мне на мобильный. -

- Все в порядке? - спросила девушка слегка озабоченным тоном. Не в характере Вероники было бросать работу в такой спешке. - Что-нибудь случилось с тобой или с Дарио? Тебе нужна помощь? -

- Благодарю тебя, Виктория, - прервала ее Вероника. - Ничего не случилось, но я тороплюсь. Не стесняйся звонить, если будет нужно. -

Женщина пожалела о своей холодности, они всегда были в хороших отношениях, с того самого дня, когда Виктория появилась на пороге агенства с резюме и дипломом бухгалтера в руках. Постепенно Виктория стала ее правой рукой и подругой. Женщины часто делились секретами, и Вероника доверяла ей как в профессиональном, так и в личном плане. Тем не менее, в этот момент она никому не могла рассказать правду, даже Виктории, которая и не подозревала о существовании Андрэа.

- Прости, у меня совершенно нет времени на объяснения. Я все тебе расскажу по возвращении, - добавила Вероника с нотками извинения в голосе.

Повесив трубку, она набрала номер мужа, но вместо Дарио ответила его секретарь, Лидия.

- Добрый день, Лидия, это Вероника. Мне нужно срочно поговорить с мужем, - заволновалась она. Если Дарио не ответил, видимо, его не было в кабинете, и на его поиски ушло бы драгоценное время.

- Здравствуйте, госпожа Челестэ. Инженер на совещании с англичанами уже почти три часа и просил не беспокоить его, что бы ни случилось, - Лидия говорила, как обычно, нараспев. Веронике всегда нравился ее выговор, но сейчас ей казалось, что секретарь делает это специально, заставляя ее понапрасну терять время. - Но если это действительно срочно, я попробую Вас соединить. -

Вероника почувствовала растущее раздражение: она не могла объясняться с мужем при подобных обстоятельствах.

- Скажите ему, что мне пришлось срочно уехать. Один из моих друзей попал в автомобильную аварию. Я должна ехать в Триестэ в больницу. -

Она вызвала такси, закрыла чемодан и пошла на кухню покормить Люси. Дарио наверняка бы вернулся поздно, и кошка осталась бы голодной. Открывая баранью тушенку, Люсину любимую, ей пришла мысль написать мужу пару строк. Совещание могло закончиться поздно, и Лидия, возможно, ушла бы домой, ничего не передав Дарио. Вероника попрощалась с кошкой, задерживаясь на ней нежным взглядом:

- Мне очень жаль оставлять тебя, но мне нужно ехать. Ты была слишком маленькой и не можешь помнить того, кто много лет назад спас тебя. Благодаря ему ты стала такой красивой и грациозной, и теперь этому человеку очень плохо, и ему нужна моя помощь. Он будет рад узнать, что с тобой все в порядке, в отличие от..., - на ее глаза навернулись слезы. Она погладила кошку и пошла к дверям. Люси последовала за ней, жалобно мяукая. Каждый раз, провожая Веронику, она становилась вдруг серьезной и грустной. Женщина где-то прочитала, что домашние животные переносят что-то наподобие мини-инфаркта, когда их хозяева уходят из дому, и всякий раз, когда Веронике приходилось это делать, у нее сжималось сердце при виде маленького комочка, одиноко сидящего в коридоре. И сейчас, закрывая дверь, она чувствовала на себе пристальный взгляд пушистого создания с полными меланхолии глазами.

Дарио возвращался домой. В девять часов вечера улицы были довольно пустынны, и он надеялся добраться быстрее обычного, но основной проспект города был полон светофоров и, остановившись на одном, ему пришлось тормозить и на всех остальных. Это его порядком раздражало – в это время многие из них можно было выключить. После долгого и утомительного рабочего дня ему не терпелось поскорее доехать до дома, принять теплый душ и расслабиться на диване с пакетиком чипсов у телевизора. Друзья подтрунивали над ним за оставшуюся с детства привычку, но это была одна из немногих его слабостей, и он только улыбался в ответ. Дарио и сам не мог объяснить, в чем заключалась их притягательная сила, но этот хрустящий вкус на зубах успокаивал его после утомительной работы.

Несмотря на огромную усталость, Дарио был удовлетворен. Больше года тяжелого труда, без гарантии на успех, бессонные ночи, проведенные в размышлениях над проектом, максимальная концентрация сил и даже многочисленные часы, украденные у них с Вероникой - ничто не прошло даром. Он наконец-таки добился подписания контракта на проектирование новой больницы в Китае с одной из крупнейших строительных компаний в Европе, если не во всем мире.

Этот успех означал перспективное будущее для их фирмы; в случае удачной сдачи проекта последовали бы и другие, не менее важные заказы, необходимые для их профессионального роста и гордости. Дарио отдавал себе отчет, что это привело бы к расширению бюро - придется нанять новый персонал, полностью переустроить структуру фирмы и столкнуться с новыми, до сих пор не предусмотренными, расходами, но овчинка стоила выделки.

Это было то, к чему трое друзей всегда стремились, с первого дня создания бюро проектирования. Их объединяла старая дружба, еще со времен университета. Они вместе учились, вместе готовились к экзаменам, даже для защиты дипломной работы выбрали один и тот же день. Все трое мечтали начать профессиональную карьеру, как всегда, вместе. Жизнь подвергла их дружбу испытаниям, разлучив их. Каждому пришлось пойти своей дорогой в работе, но они продолжили встречаться, закалив еще больше свою дружбу. Женившись, они умудрились подружить и женщин, создав тесный круг сплоченных людей. Это была настоящая мужская дружба, и все трое ей очень гордились. Дарио уже и не помнил, кому из них пришла в голову мысль открыть собственное бюро, но эта идея, как вспышка, озарила их жизнь. Они назвали фирму Бюро Проектирования ДСФ, первыми буквами их имен - Дарио, Серджио и Франческо - и закатали рукава. Они работали с максимальной отдачей, тем не менее, проекты, которыми они занимались, не были достаточно крупными, не доставляя им особой профессиональной гордости. Решив выйти за пределы их города, они начали осматриваться по сторонам.

Только теперь, после подписания контракта с английской компанией, Дарио в полной мере ощутил всю свою усталость – утомленный организм требовал заслуженного отдыха.

Погруженный в свои мысли, он и не заметил, как добрался до дома. Поставил машину в гараж и, вставляя ключ в замочную скважину, заметил красный огонек квартирной сигнализации. Вероники не было дома, подумал он удивленно. В коридоре его встретила Люси, укоряя за поздний приход продолжительным мяуканьем.

- Ну, не жалуйся, ты больше не одна, - наклонился он приласкать кошку. Люси терлась о его ноги с обычной нежностью. Это занятие заняло ее, как обычно, на пару минут, после чего она вернулась к своим кошачьим делам, уверенная, что до утра хозяин уже не уйдет.

Да, Вероники не было. Только сейчас Дарио вспомнил слова секретаря о неожиданном отъезде жены, но будучи еще в возбуждении после удавшегося совещания, он не прислушался к тому, что она говорила. Мужчина медленно разделся и пошел принимать душ. На зеркале болтался листок бумаги, написанный почерком Вероники.

- Милый, мне пришлось срочно выехать в Триестэ. Мужчина, с которым мы когда-то были очень дружны, попал в больницу в тяжелом состоянии. Его жена попросила меня приехать. Я пыталась тебя предупредить, но твоя секретарь сказала, что ты был занят с англичанами; зная, как для тебя это важно, я не решилась беспокоить, надеюсь, что все у вас получилось. Я позвоню тебе вечером. Не переживай. Люблю. Твоя Вероника. –

Он ничего не понял. Куда уехала его жена? К кому-то в больницу, к кому-то, с кем он был незнаком, иначе она написала бы имя. Кто был этот мужчина и кем он был для Вероники, чтобы заставить ее уехать в такой спешке? Речь шла не о ее семье, и у них не было друзей в Триестэ. К тому же в записке упоминалась и жена больного, что означало, что Вероника была знакома с обоими. Почему она ни разу не рассказала ему об этих людях? Если же речь шла не о старых друзьях, тогда почему ей было достаточно одной просьбы, чтобы все бросить и умчаться к ним? Дарио сдался, его размышления ни к чему не могли привести. Лучше всего было позвонить Веронике и выспросить все у нее самой, но в ответ на набранный им номер раздался механический голос:

-- ... может быть выключен... –

- Ну, конечно, она уехала в такой спешке, что не успела зарядить телефон, - сразу же нашел ей оправдание Дарио.

Он взглянул на часы, почти десять, еще можно было позвонить Виктории. Женщины вместе работали и были подругами, она могла что-нибудь знать.

- Привет, Викки, прости за поздний звонок, - он терпеть не мог беспокоить людей в часы заслуженного отдыха. – Вероника неожиданно уехала, я был на совещании, и мы не смогли поговорить. Ты не знаешь, что случилось? – спросил он с надеждой в голосе.

-- Нет, к сожалению. Она позвонила мне после обеда и сказала , что должна была ехать в больницу, но я не знаю, к кому. А ты не пробовал ей позвонить? – ответила девушка, слегка обеспокоенная.

- По мобильному она не отвечает, он, наверное, разрядился. Машина ее в гараже, так что, очевидно, она поехала поездом, поэтому сможет позвонить только по приезду. Извини за беспокойство. Спокойной ночи, - сказал мужчина устало, но без тени тревоги.

- Не переживай, Дарио. Я уверена, что она скоро позвонит. Спокойной и тебе ночи, – попыталась его утешить Виктория, хотя, казалось, он совсем в этом не нуждался. Ее всегда поражала его способность к самоконтролю. Он умудрялся сохранять самообладание даже в самых тяжелых ситуациях, когда другие теряли голову, впадая в панику.

Дарио никогда не делал поспешных выводов, не взвесив прежде все за и против. Другой на его месте, узнав об отъезде жены при подобных обстоятельствах, приписал бы это измене, бегству из семьи или чему-нибудь в этом роде. Виктория не знала, что Дарио испытывал в отношении жены полное доверие.

За четыре года их брака она ни разу не дала ему повода для сомнений. Она была совершенной женой, и если бы его спросили, что он желает поменять в ней, он бы, не задумываясь, ответил: ничего. Вероника была очень привлекательной, и Дарио не мог не замечать восторженных взглядов мужчин, когда она проходила мимо. Она же казалась совершенно равнодушной к мужскому вниманию, говоря, что мужчинам свойственно смотреть на женщин, и наоборот, и что подобное отношение интересовало ее годами раньше, когда она была еще свободной и молодой.

- Потому что теперь ты старая ведьма? – смеялся Дарио в ответ на ее заявления. – Значит, тебе крупно повезло иметь рядом такого молодого и очаровательного мужчину, как я.

- А никто и не утверждает обратного, - отвечала она в тон. – Ты думаешь, я не замечаю, как на тебя смотрят девушки? Так можно и приревновать. Или нужно? –

- Ревность – погибель любви. У тебя нет никакой причины быть ревнивой, да и у меня тоже, наверное, - шутя, отвечал Дарио, но оба они знали, что это было правдой.

Несмотря на утомительный день, он не чувствовал голода, и ему не хотелось готовить для себя одного. Он достал из холодильника немного сыра, открыл пакетик чипсов, налил бокал белого вина и устроился на диване. Его мысли, несмотря на включенный телевизор, были далеко. Люси, слегка потерянная без своей хозяйки, приблизилась к нему с молчаливым вопросом в глазах.

- И тебе ее не хватает? Ну, иди сюда, будем друг друга утешать, - позвал ее мужчина. Кошка не заставила себя упрашивать, запрыгнув к нему на колени в стремительном жесте. Дарио запустил руку в мягкую шерстку, закрыв глаза под непрерывное мурлыканье. Дом без Вероники был ужасно пустым. Все вокруг напоминало об ее отсутствии, окружающие его вещи казались бессмысленными, и даже любимые чипсы не доставляли удовольствия. Она была всегда рядом, и лишь теперь, в момент ее отсутствия, он отдавал себе отчет, как она наполняла его жизнь, все его существование. Вероника была не только женой, но и любовницей, его лучшей подругой, его консультантом, его лекарством, источником его вдохновения.

Он вспомнил день, когда впервые увидел Веронику. Они только что открыли фирму и занимались внутренней организацией дел, когда получили заказ от небольшой бумажной фабрики в Падуе. Не имея еще секретаря, Дарио лично отправился в ближайшее турагенство, чтобы заказать гостиницу. За столом сидела молодая девушка с серьезным выражением лица.

- Чем я могу Вам помочь? – спросила она, широко улыбнувшись. Улыбка неожиданным образом преобразила весь ее облик. Она казалась совсем другой, когда улыбалась, и все же было в ее выражении лица что-то, идущее вразрез с этой кажущейся искренностью. Ему не сразу удалось понять, что она улыбалась лишь губами, в то время как ее удивительные голубые глаза оставались непроницаемыми, выдавая только тень грусти, живущей где-то в глубине.

Дарио остался поражен этим контрастом, вспоминая впоследствии ее противоречивую улыбку и пытаясь понять причину такой меланхолии. Вероника понравилась ему сразу же. Красивая и хрупкая, она вызывала желание защитить ее от житейских невзгод. Дарио отчаянно, но безрезультатно, искал повод, чтобы снова увидеть ее, когда она сказала ему зайти за ваучером через пару дней. По его возвращению за ее столом работала другая служащая. Разочарованный, Дарио объяснил причину своего прихода, сказав, что его обслужила девушка с голубыми глазами.

- Вероника! – воскликнула служащая. – Владелица агенства. Если хотите, можете подождать. Она должна прийти с минуты на минуту. –

Девушка смотрела на него с явным интересом. Мужчина был весьма привлекательным - высоким, в меру мускулистым, с веселыми карими глазами.

- Могу угостить Вас кофе, пока Вы ждете. - Бросила она в его сторону многообещающий взгляд. – Через пару минут он будет готов. А пока полистайте каталоги с нашими новыми предложениями. Такому мужчине, как Вы, наверняка нравятся экзотические путешествия. – Она наклонилась вперед, подавая ему брошюры и выставляя напоказ свою упругую грудь в круглом разрезе платья.

Дарио мысленно улыбнулся ее явным попыткам соблазнения. Девушка не могла знать, что единственным мотивом его прихода и ожидания была Вероника, которая с первой же их встречи завладела его мыслями. Он поблагодарил за кофе, стараясь не переусердствовать с вежливостью, ему вовсе не хотелось подавать девушке тщетные надежды. Дарио допивал последние глотки, когда в агенство вернулась Вероника.

- Синьор Челестэ, я сожалею, что заставила Вас ждать. Клаудиа, ты могла бы и сама его обслужить, - обратилась она к подчиненной твердым, но без раздражения, тоном.

Девушка открыла рот, собираяясь что-то сказать в свое оправдание, но Дарио опередил ее.

- Это я настоял, чтобы подождать. Мне нужно обсудить с Вами другой вопрос. –

- Прошу Вас, - дежурно улыбнулась Вероника.

- Мои партнеры и я вынуждены часто передвигаться по Италии. Было бы неплохо обсуждать наши поезкди с одним и тем же человеком, который был бы в курсе наших предпочтений...для экономии времени, - выдумывал на ходу Дарио, цепляясь за эту уловку как за единственный шанс хоть изредка видеть ее. Тем не менее Веронике не было до него никакого дела. Она была профессионально вежлива, но обращалась с ним лишь как с обычным клиентом, которого нужно было заинтересовать в будущих посещениях.

- Я думаю, что это не проблема. Наоборот, мы можем создать пакет специально для Вас, - снова улыбнулась она. – Вы должны будете заполнить несколько анкет и переслать их нам, можно по факсу или электронной почте, чтобы не терять времени. Чем Вы занимаетесь? –

Серьезность Вероники причиняла ему боль. Она не понимала или же не хотела понимать его взгляды, жесты, тон голоса, умоляющий о внимании.

- Мы инженеры - проектировщики, - ответил он сухо.

Женщина неожиданно оживилась. – Какие именно инженеры? –

Дарио мог поклясться, что в ее прекрасных голубых глазах на какой-то миг загорелась искорка интереса, но мгновения спустя от нее не осталось и следа.

- Вы знаете, что мне редко приходиться слышать подобный вопрос не от коллеги? Обычно для людей нет разницы, инженер и все. Мы занимаемся гражданским строительством. –

- Мне просто довелось познакомиться с несколькими инженерами. У вас интересная работа, хоть и очень ответственная. Буду рада лично работать с Вашей фирмой, - сменила она тему. – Звоните мне, когда возникнет необходимость. –

Дарио был убежден, что его последняя фраза о профессии заставила ее принять решение лично вести их дела, хотя и не понимал, почему. Со временем он забыл об этой детали и больше не вспоминал об этом.

Проходили дни, за ними недели, а образ женщины с грустной улыбкой продолжал его преследовать. К своему сожалению, он не мог найти повода снова увидеться с ней. Помог случай. Ему позвонила синьора, желавшая построить бассейн на своей вилле и искавшая проектировщика. Женщина сослалась на Веронику, которая посоветовала ей их фирму. Дарио сразу же принял поручение, решив поблагодарить девушку и сделать это лично, а не по телефону. Прийдя в агенство, он увидел Веронику, провожавшую до дверей пожилую пару. На ней был брючный костюм розового цвета, подчеркивающий ее хрупкую фигуру. Она была со вкусом причесана и накрашена и казалась еще красивее. Он почувствовал, как застучало его сердце, когда женщина, улыбаясь, направилась к нему.

- Инженер Челестэ! – подала ему руку. – Вы куда-нибудь уезжаете? –

- Вообще-то я зашел Вас поблагодарить за то, что Вы порекомендовали мою фирму одной из Ваших клиенток, синьоре Фредди. Очень любезно с Вашей стороны. Вы не сочтете за наглость, если я приглашу Вас на ужин в один из ближайших вечеров? Выбирайте Вы, в который. – Дарио сам удивился своей изобретательности.

- Как Вам в голову пришло просить меня об этом? Поверьте мне, я сделала это не для Вас. Синьора Фредди – одна из моих лучших клиенток, и когда она обмолвилась о бассейне, мне вспомнилось Ваше бюро, - ответила Вероника с официальной улыбкой. – Мы с Вами даже не знакомы. –

- Замечательно, - не сдавался Дарио. – Вот и познакомимся. –

- Но почему я должна согласиться? – возразила Вероника. – Назовите хотя бы одну вескую причину, и я подумаю. –

- Из чистого эгоизма. - Ее брови взлетели вверх от удивления. – Вы красивая женщина, и я буду польщен выйти с Вами на зависть всем остальным. Знаете, мы, мужчины, очень тщеславны. – Он вел себя, как последний идиот, и отдавал себя в этом отчет, но было слишком поздно что-либо менять. Непроницаемое лицо Вероники ничего не выдавало, она смотрела ему прямо в глаза, не давая ему ни малейшей возможности понять, о чем думает. Пауза затягивалась, и Дарио, опасаясь услышать решительное «нет», попытался смягчить ситуацию.

- Я понимаю, что подобный вопрос, на первый взгляд такой простой, может оказаться очень сложным для человека не математического склада ума, и, возможно, Вам понадобится несколько дней на поиски решения, которое, в конечном итоге, будет единственно правильным, и, таким образом, после его очередной проверки, Вы придете к выводу и будете настолько любезны сообщить мне о нем по телефону, - выпалил он шутливо, секунду спустя испугавшись, что все это было похоже на издевательство. – Какой же я идиот, все испортил, - выругался он про себя.

- Хорошо, - не поверил он, услышав ее ответ. – Я подумаю и позвоню Вам через два дня. –

Выйдя из агенства, он решил, что она была самой странной женщиной в мире, и что он определенно влюбился. Он не был уверен, что она позвонит, возможно, ее обещание было лишь уловкой, чтобы заставить его уйти. Он не имел никакого права настаивать на этом ужине, ничего не зная о ее жизни и семейном положении. Единственное, в чем он был уверен, что эта женщина поселилась в его мыслях, и что он не мог вычеркнуть из головы ее загадочную улыбку. И все же, если она не позвонит, это будет его первой и последней попыткой растопить «грустную ледяную королеву», как он мысленно ее называл. Ему не оставалось ничего другого, как ждать.

Он провел два следующих дня, максимально загружая себя работой, чтобы не думать, позвонит она или нет. Теперь он был почти уверен, что она не согласится. Он жалел, что поторопился, лучше было подождать, узнать ее получше; но уже ничего нельзя было изменить. Друзья заметили его странное настроение, но он решил ничего не говорить им, дожидаясь развязки.

Второй день был почти на исходе, когда раздался долгожданный звонок.

- Инженер Челестэ, добрый вечер, - женщина держалась очень формально. – Я не отрываю Вас? Вы, наверное, еще работаете. –

- Да, работаю, но мы же договорились созвониться, так что нет проблем. – по тону Дарио можно было подумать, что речь шла о рабочем звонке. Он сам удивился холодности своего голоса, но слова выходили из него сухие и предельно сдержанные.

- Я подумала о Вашем предложении и завтра вечером я....свободна. Если приглашение еще в силе, я оставляю выбор места за Вами. – Вероника казалась нерешительной и почти застенчивой.

- Завтра? – согласие женщины застало его врасплох, несмотря на двухдневное ожидание.

Она по-своему поняла эту паузу:

- Если Вы передумали, ничего страшного. Извините... –

- Ну, что Вы, вовсе нет, - прервал он ее с дрожью в голосе. Он разозлился сам на себя, поспешив объяснить:

- Если честно, я не ожидал Вашего звонка, то есть, я надеялся, в общем, я очень рад, что вы согласились. Я заеду за Вами завтра в восемь, хорошо? –

- Значит, до завтра, - ответила она и сразу же повесила трубку.

Дарио ликовал, на его лице блуждала глупая улыбка, глаза блестели при мысли провести прекрасный вечер с женщиной, занимающей все его мысли. Франческо бросил на друга недоумеваюший взгляд.

- Дело не касалось работы или нет? –

- Именно так. Это была женщина, - ответил Дарио, принимая загадочный вид.

- Женщина? Уж не Золушка ли? – подтрунил над ним товарищ.

- Ничего не могу сказать. Пока. Нечего вперед заглядывать. –

- Значит, это серьезно? Если так, то расскажешь, когда сочтешь нужным. –

Дарио был благодарен за понимание. Все было еще так расплывчато и неопределенно, что ему не хотелось говорить ни о девушке, ни о своих чувствах; на этот раз все было не так, как всегда. По характеру он был в постоянном движении, на работе и в личной жизни. После первого разачарования он так и не сумел построить прочные и продолжительные отношения, не жалуясь, впрочем, на отсутствие женского внимания. Девушки были неглупыми и даже хорошенькими, но ни к одной из них он не испытывал глубоких чувств. С некоторыми роман продолжался в течение недель, но все неизбежно заканчивалось полной потерей интереса с его стороны. Ему не нравилась идея встречаться с кем бы то ни было только во избежание одиночества. Со временем он ушел с головой в работу, выходя только со своими друзьями и их невестами, будучи галантным кавалером с их подругами, но не более. Вероника была первой, которя за все эти годы пробудила в нем сильный интерес, сама того не желая. Еще ни одна женщина не производила на него подобного впечатления с первой же встречи, и он не имел ни малейшего намерения упустить ее.

Следующий день прошел в приготовлениях. Дарио заказал столик на двоих в романтическом месте, в горах, съездил на мойку машин и выбрал цветы.

Когда он приехал в турагенство, Вероника была одна. Увидев его, она улыбнулась ему в знак приветствия. Дарио был ослеплен ее красотой. На ней было длинное шифоновое платье глубокого синего цвета, облегающее ее выточенную фигуру, прозрачная белая шаль небрежно покрывала хрупкие плечи, белые туфли на высоком каблуке подчеркивали грациозные лодыжки. Она была превосходна, немного черной туши на длинных ресницах, блеск для губ и вопросительный взгляд огромных голубых глаз: что ты несешь мне, радость или боль? Дарио тонул в бездне этих глаз, чувствуя нестерпимое желание прижаться губами к ее накрашенному рту в чувственном поцелуе. У него кружилась голова от невозможности сжать ее в объятиях и унести подальше от ее боли, от ее страданий, от этой ностальгии. Огромным усилием воли он заставил себя сдержаться, понимая, что это было бы непростительной ошибкой. Он вытащил из-за спины огромный букет роз и протянул его Веронике.

- Они бледны рядом с Вами, - сказал он серьезно, заглядывая ей в глаза.

- Вы не должны были, - пробормотала она. – А вообще, спасибо, я обожаю цветы. Как они красивы. – Она наклонилась к розам, впитывая в себя их аромат, и Дарио показалось, что в ее взгляде промелькнула маленькая искорка радости.

- Позвольте быть Вашим кавалером сегодня вечером? – сказал он шутливо, предлагая ей руку.

- Не вижу альтернативы. На данный момент, Вы здесь единственный мужчина, - засмеялась она.

Они вышли из агенства, весело смеясь, как старые друзья.

Место, куда ее привез Дарио, находилось на высоте ста пятидесяти метров над уровнем моря. Дул легкий ветерок, принося приятную прохладу. На скалистой площадке размещался маленький ресторанчик, кажущийся прибежищем для одиноких странников. Он был построен из камня, с двумя фонарями у крыльца и огромной террасой, утопающей в цветах. Дарио вышел из машины, галантно открыв дверцу для Вероники.

- Надеюсь, Вам здесь понравится. Здесь никогда не бывает много народу, но всегда обеспечен чистый воздух и замечательная кухня.

- И к тому же прекрасный вид! – добавила Вероника, оглядываясь по сторонам. Зеленые холмы, поросшие лесом, причудливым образом сливались с линией горизонта, оставляя в поле зрения узкую полоску моря. Вероника сделала глубокий вдох и обернулась к своему сопровождающему.

- А я бы и не подумала, что Вы романтик. Это место обворожительно. –

- Почему? Из-за моей работы? Согласен, что у инженеров математический склад ума, но также верно, что и у них есть сердце. –

За ужином говорили о нем. Вероника продолжала задавать вопросы о его работе, интересах, друзьях, не давая ему ни малейшей возможности перевести разговор на нее. Он понял, что женщина не была готова впустить его в свою жизнь, и решил не настаивать. Не то, чтобы Вероника не доверяла ему, она просто не хотела начинать никаких отношений, и Дарио не мог понять, почему. Она же приняла его приглашение, тщательно позаботилась о своей внешности, а потом в течение всего вечера продолжала ускользать. Все его попытки приблизиться отвергались со спокойной сознательностью человека, уверенного в том, что он делает.

Вероника нравилась ему все сильнее, ее лицо в приглушенном свете ресторана казалось еще красивее, а сладкие интригующие духи возбуждали его воображение. Сохранять самообладание требовало от него все больших усилий, женщина привлекала его с огромной силой, все в ней было нежным и чувственным, даже ее странная, немного детская манера слегка наклонять голову во время разговора.

- Иди сюда, маленький, - неожиданно обернулась Вероника, наклоняясь погладить черного кота, возникнувшего из ниоткуда. Кот потерся мордочкой о ее руку, поднимаясь на задние лапы и опираясь передними о ее колени. Дарио отдал бы целый мир, чтобы оказаться в тот момент на его месте. Лицо женщины озарилось, столько нежности было в ее взгляде, что мужчина почувствовал себя совершенно забытым.

- Вы любите животных? – его вопрос был глупым, но женщина резко оживилась:

- Обожаю животных, особенно семейство кошачьих. Они такие очаровательные, грациозные, полные загадок.

- Прямо, как ты, - подумал Дарио. Возможно, ему удалось найти хотя бы одно слабое место, за которое зацепиться, в надежде растопить его «ледяную королеву». – А дома кто Вас ждет? Самец или самочка с пушистыми лапками? – спросил он наугад.

- Как Вы догадались? У меня живет чудная серая кошка с белыми лапами. Я к ней очень привязана. – Ее голос потеплел. – А у Вас есть кто-нибудь? –

- Нет, мне бы хотелось завести кота или собаку, но нужно уделять им много времени, а я часто задерживаюсь на работе допоздна. Не хочу заставлять их страдать в одиночестве, - искренне ответил Дарио.

- Вы правы. Мне тоже тяжело оставлять Люси одну на целый день, но что же делать? Я подобрала ее еще крошкой на улице, она была такой маленькой, что умещалась на ладони. Знаете, когда я возвращаюсь домой, она слышит ключ в замочной скважине и бежит стремглав к двери, чтобы встретить меня. –

- Это должно быть замечательно, когда тебя кто-то ждет. Я иногда чувствую себя так одиноко, - солгал Дарио. Одиночество никогда не являлось его проблемой. Ему нравилось оставаться одному после тяжелого рабочего дня, предаваясь любимым делам. Его притворная жалоба служила единственной цели: вызвать Веронику на откровенность.

- Лучше быть одному, чем в плохой компании, - заметила девушка философски, снова замыкаясь в себе. Было очевидно, что она не собиралась говорить о своей личной жизни.

- Хотите заказать десерт? – сменил тему Дарио. – Здесь делают изумительные торты. –

- А Вы что возьмете? –

- Кусок торта из черного шоколада. –

- Вы любите шоколад? – неожиданно засмеялась Вероника. – Обычно его любят люди, которым не хватает ласки. Говорят, что помогает, хотя от него толстеют. –

- Ну, конечно, я бедный одинокий мужчина, топлю свое одиночество в шоколаде, - шутливо ответил он. – У Вас по крайней мере есть Люси, а у меня нет даже плюшевого медвежонка. –

- Когда у Вас день рождения? –

- Почему? –

- Я подарю его Вам, будете спать, прижимая его к груди. –

- К несчастью, мой день рождения только через семь месяцев. Чем я утешусь между тем? –притворно захныкал Дарио.

- Ну, не расстраивайтесь, что-нибудь придумаем. А Вы, оказывается, хитрец. За всеми этими разговорами Вы не дали мне заказать мой кусок торта. Или Вы решили все съесть сами? –

- Вот Вы и попались! Значит, Вы тоже нуждаетесь в ласке! И потом, Вы не боитесь навредить Вашей прекрасной фигуре? В шоколаде столько калорий! Я посоветовал бы Вам лимонный мусс. –

- Это несправедливо! Вы раздразнили меня, так что я хочу мой торт, нет, два куска торта и на закуску пожалуй лимонный мусс! –

- Вы чудовище! Как можно столько есть и не толстеть? Я не могу себе этого позволить. -

- Главное – не думать о последствиях. –

Ужин закончился в приятной, спокойной обстановке. Дарио отвез Веронику обратно в агенство, где она оставила свою машину.

- Хочу поблагодарить Вас за прекрасный вечер. Вы позволите Вам позвонить? Мы могли бы снова встретиться, - спросил он.

- Почему бы и нет? Я замечательно провела время. Звоните мне в агенство. Спокойной ночи, - ее голос звучал ровно и равнодушно.

Scrivi commento

Commenti: 0