Концепция Любви - Глава 1 Часть 1

                                                                                                                                                      

Позови меня, позови меня,                                                                                                                                                     

Если вспрыгнет

на плечи беда,

Поз-зови меня….

                                                                                                                                                                            И. Сельвинский

 

 

Будильник звонил, не переставая, монотонный и раздражающий. Вероника неспеша пошевелилась и тут же почувствовала прикосновение мягких лап на своей коже. Она медленно открыла глаза, проведя рукой по второй половине кровати – пусто, очевидно, муж уже встал. И на самом деле, из ванной комнаты доносился шум воды. Кошка продолжала тереться о ее руки, выпрашивая ласки.

- Ладно, Люси, иди сюда, - женщина провела рукой по шелковистой спинке. Кошка зажмурила глаза от удовольствия и начала укладываться на ее груди.

- Ну, хитрюга, - воскликнула Вероника. - Мне же надо вставать! -

Еще полусонная направилась на кухню. Ставя на плиту кофе, услышала, что муж вышел из ванной. Мужчина приблизился к ней и поцеловал ее в шею.

- Доброе утро, дорогая. Хорошо спала? - спросил он, задерживаясь на ней взглядом.

Вероника знала, что муж обожал ее сонную, рано утром, говоря, что ее вид вызывал в нем желание приласкать ее, как маленького ребенка – такой она была нежной и беззащитной.

- Как ребенка, - подумала Вероника. Детей у них не было, пока еще не было. Они были постоянно заняты на работе, жалуясь на вечную нехватку времени, но женщина знала, что истинная причина скрывалась совсем в другом, о чем ее муж даже не подозревал, и о чем она предпочитала не думать - слишком сильной была еще ее боль.

Шум готового кофе, выходящего из кофеварки, отвлек ее от размышлений. Она достала две чашки, печенье и пакет сока из холодильника. Немногочисленными грациозными движениями накрыла на стол и присела рядом с Дарио, насыпая себе сахар.

- Ты помнишь, что завтра мы приглашены к Серджио и Даниеле? -

- Ах да, у крошки Мануэлы день рождения. Зайдешь ты за подарком или хочешь, чтобы мы его выбрали вместе? -

- Я сама, считай, что тебе повезло, ты освобожден от этого мучения ходить по магазинам. -

- Ты самая лучшая жена в мире, - улыбнулся Дарио. - Если бы все женщины были такими понимающими, люди перестали бы разводиться. -

- Ну разумеется, - заметила флегматично Вероника, бросив взляд на часы. - Уже поздно. Я должна поторапливаться. -

Пятнадцать минут спустя, приняв душ и одевшись, она была почти готова. Ей оставалось лишь слегка подкрасить губы.

- Ты выглядишь ужасно сексуально, когда делаешь макияж, в особенности нанося помаду этой кисточкой, которая так и скользит по твоим губам, - заметил Дарио, разглядывая жену украдкой. Он знал, что Веронике не нравилось, когда он смотрел на нее, в то время как она прихорашивалась перед зеркалом: он мешал ей сосредоточиться. Тогда он притворно поправлял галстук, открывал по нескольку раз свою папку для бумаг, как будто бы проверяя, все ли на месте, а сам наблюдал за женой. Для Дарио это было истинным удовольствием, в котором он не в состоянии был себе отказать.

- Я убегаю, до вечера, - Вероника закончила макияж и, как обычно, перед уходом, поцеловала мужа.

Добираясь на машине до своего турагенства – результат больших усилий и предмет ее личной гордости – она думала о своем муже. Можно было считать, что ей повезло: после четырех лет брака Дарио был по- прежнему влюблен и буквально засыпал ее телефонными звонками, хотя сам и не любил, когда его беспокоили на работе.

В агенство она приехала первой. Женщина прошлась по офису, проверяя, все ли было в порядке, полила многочисленные цветы и разложила каталоги. Вероника бросила взгляд за окно: ожидался прекрасный день, становилось уже жарко, несмотря на легкий ветерок. Лето было в самом разгаре, и провести субботу за городом, на солнце и на свежем воздухе было совсем неплохо.

Время пробежало незаметно, как всегда, когда она работала над новым маршрутом для клиентов; на этот раз он проходил по местам, в которых она лично побывала, и которые оставили в ней прекрасные воспоминания, хотя и с примесью душевных переживаний. На какое-то мгновение женщина мысленно перенеслась в то время – семь лет назад – и ее глаза заволокла печаль. Она встряхнула головой в попытке вернуться к работе и усилием воли заставила себя не думать о прошлом.

Когда Вероника наконец оторвалась от работы, была уже половина первого, и Дарио, наверняка, ожидал ее в баре. Увидев ее, он приподнялся, и его лицо озарилось широкой улыбкой:

- Наконец-то. Я умирал от желания тебя увидеть! -

- Ну, конечно, - засмеялась Вероника. - Скажи лучше, что умираешь от голода, врунишка. Ты уже заказал? -

- Да. Как прошло утро? -

- Спокойно, ничего необычного. А ты? Готов к бою? -

- Хотелось бы верить, но кто его знает. Ты же знаешь, мы работали день и ночь, чтобы получить этот контракт. К тому же, за ним могут последовать и другие, и для нас это означает профессиональный рост. Серджио и Франческо мне, конечно, помогают, но, в общем-то, проект – мое дитя. Мы снова пересмотрели наше предложение и не думаю, что мы можем снизить цену. Будем надеяться, что англичане соглясятся подписать контракт, не заставляя нас урезать сроки проектирования. -

- Я уверена, что это ваш момент. Главное, не расслабляйтесь, отстаивайте вашу точку зрения, иначе вас разобьют в пух и прах. Ты же понимаешь лучше меня, что вам нельзя соглашаться на крохи: либо все, либо ничего. -

- Ты права, Никки. Как бы мне хотелось верить, что твоя интуиция не подведет тебя и на этот раз. Кстати, ты не могла бы подыскать уютный отель на пару дней и опытного гида? Хотелось бы оказать нашему драгоценному г-ну Дину замечательный прием. -

- Я обо всем позабочусь. - Она достала из сумки маленькое зеркальце и подкрасила губы. - Мне пора. Увидимся вечером дома. И не засиживайтесь допоздна в офисе, а то завтра будете все трое, как зомби. Знаю я вас. -

Молодая женщина поднялась и направилась к выходу. Дарио смотрел ей вслед, отдавая себе отчет, что в этом он был далеко не единственным. Как минимум, половина присутствующих в баре мужчин обернулась, провожая ее взглядами, полными восхищения. Вероника не обращала на это никакого внимания, как будто бы совершенно не осознавала, какой эффект она производит на противоположный пол. Ее стройное и гибкое тело плыло между столиками с легкой кошачьей грацией, густые каштановые волосы былы заколоты с притворной, едва заметной небрежностью, чувственные губы изгибались в дразнящей полуулыбке, но больше всего поражали ее огромные голубые глаза, удивительно глубокие и выразительные.

Дарио продолжал смотреть ее вслед, пока она не исчезла из его поля зрения, после чего вернулся в офис.

Закончив работу раньше обычного и оставив агенство на свою ассистентку Викторию, Вероника направилась в крупный торговый центр выбирать подарок для маленькой Мануэлы. Оставив машину на подземной стоянке и вызвав лифт, она подумала о Даниэле и о том, как она относилась к своему материнству. Дочка была концентрацией всех ее забот, надежд и переживаний, и это отразилось даже на бедном Серджио, который иногда, полушутя, полусерьезно, жаловался, что став матерью, она перестала быть женой. Он тоже обожал свою дочь, но его интересы не ограничивались исключительно ею. Даниела же заключила весь свой мир вокруг малышки, но и ее можно было понять: с огромными карими глазами, шелковистыми кудрями и смуглой кожей девочка была настоящим чудом.

Дойдя наконец до одного из магазинов, Вероника оглянулась кругом. Ей нечасто доводилось выбирать подарки для детей, и молодая продавщица, сразу же уловив ее растерянность, поспешила к ней навстречу с широкой улыбкой.

- Добрый вечер, я могу Вам помочь? -

- Добрый вечер. Мне нужно подыскать что-нибудь для дочери моей подруги. Девочке исполняется три года и...-

Еще не закончив фразу, Вероника заметила в глубине магазина удивительно красивую куклу.

- Наверное, я уже нашла, - указала она с блеском в глазах.

- Прекрасный выбор, - одобрила продавец. - Классический подарок. Не случайно девочки обожают кукол, видимо, уже через детскую игру в них развивается материнский инстинкт, желание о ком-то заботиться.. Хотите посмотреть поближе? -

Молодая продавец свой болтовней затронула что-то в душе Вероники, вынося на поверхность до сих пор не утихшую боль. Ей было невыносимо думать, что подарок, который она искала с такой любовью, мог бы предназначаться не для дочери подруги, но для ее собственной.

- Смотрите, какая прелесть, - обратилась к ней продавец, вернувшись с куклой в руках. – Просто чудо! -

Вероника смотрела на игрушку, но ее мысли были далеко. Неужели я никогда не смогу забыть?

- Так Вам нравится? Будете брать? - настаивала продавец, требуя ответа.

- Да-да, - очнулась Вероника. – Чудная кукла. Сделайте мне, пожалуйста, праздничную упаковку. -

Возвращаясь домой, она подумала, что ее муж стал бы прекрасным отцом: ласковый и заботливый, он очень желал иметь детей. Если бы не она, у них уже были бы дети возраста Мануэлы, но каждый раз, когда Дарио начинал разговор о расширении семьи, она переводила все в шутку, уверяя, что не была готова к подобному перевороту в их жизни.

- Ты только представь бессонные ночи, ты - засыпающий на письменном столе в кабинете, я – с мешками под глазами. Наш дом превратится в склад для памперсов, и мы не сможем ни принимать гостей, ни выходить из дому в ближайшие сто лет. И потом, мне пока не хотелось бы ни с кем тебя делить. -

Обычно эта тактика удавалась. Ее муж был настолько влюблен, что соглашался с ней во всем и совершенно не собирался принуждать ее в чему-либо против ее желания.

- Дарио, ты дома? - спросила Вероника, открывая дверь. Муж вышел из кухни, вытирая руки полотенцем. - Ты готовишь ужин? -

- Здравствуй, милая, - Дарио поцеловал жену и отступил на шаг назад, любуясь ею.

- Сейчас и с тобой поздороваемся, - Вероника наклонилась, чтобы взять на руки кошку, которая нетерпеливо терлась о ноги, ожидая своей очереди. - Я немного устала. Как хорошо быть наконец-то дома с мужем, который приготовил тебе ужин. Ты просто прелесть. -

- Что ты купила для Мануэлы? -

- Я нашла восхитительную куклу, но она уже упакована. Давай не будем открывать. Поверь мне на слово.--

- Я знаю, что твоему вкусу можно доверять. Иди мой руки, ужин почти готов. -

- Слушаюсь и повинуюсь, - засмеялась Вероника, спуская на пол Люси, которая тут же побежала за ней следом.

В доме было жарко, несмотря на открытые окна. Кошка разлеглась на подоконнике, свесив голову в небольшой сад, который окружал дом. Вероника принялась накрывать на стол, а Дарио между тем заканчивал у плиты. Кухня была просторная и светлая. Мебель из натурального каштана гармонировала с бежевой плиткой на полу, вписываясь в общую атмосферу уюта. Овальный обеденный стол сочетался с полукруглой деревянной скамьей и с разбросанными на ней мягкими подушками.

Вечер закончился в спальной комнате, куда Вероника добралась в объятиях Дарио, теряя по дороге домашние туфли и одежду. Ее муж был превосходным любовником, знающим каждый сантиметр ее тела. Он никогда не торопился, уделяя много времени ласкам и доводя ее до безумного желания. Так было и на этот раз. Когда наконец они разъединились, разгоряченные и удовлетворенные, Дарио обнял жену и нежно поцеловал, шепча ей на ухо слова любви.

На утро Вероника проснулась от аромата кофе, витающего по комнате. Она по-кошачьи потянулась, продолжая позевывать, когда в спальню вошел муж.

- Доброе утро, царица, - он наклонился, смеясь, чтобы поцеловать ее. - Иногда мне кажется, что у меня две кошки, Люси и ты. Сегодня чудесный день. Представь, как будет здорово провести время за городом, на свежем воздухе, вытянуться прямо на траве, вдыхая ароматы природы. -

- Мой муж - поэт, - улыбнулась она, проводя в ласковом жесте по его густым волосам.

- Твоя заслуга. Это ты научила меня замечать и любить вещи, которые я воспринимал, как должное. Твоя чувствительность к красоте вокруг нас и в особенности к природе позволила мне понять, сколько всего я раньше терял и на сколько всего смотрел, не видя, - ответил серьезно Дарио. - Даже твоя вера ассоцируется с любовью ко всему живому. Ты помнишь, когда я тебя спросил, веришь ли ты в бога? Что ты ответила? –

- Что твой вопрос не был однозначным, а значит, и ответ не мог быть таковым. Следуя постулатам многих религий, Бог есть любовь, и если это так, то я верю в Бога. -

- Именно так, - согласился Дарио. - И еще ты добавила: я верю в любовь к лучу солнца, к природе, верю в универсальную любовь, без границ и сравнений. Я научился у тебя замечать жизнь, происходящую вокруг нас и подчастую зависящую от нас. Ты особенная. Ты обладаешь огромным потенциалом любви, и просто невозможно не принимать его, как дар. -

При последних словах мужа Вероника почувствовала, как сжалось ее сердце, но это была не физическая боль, а скорее остатки давней утраты, возвращающиеся из прошлого. Она вынудила себя весело улыбнуться и отбросила простынь, обнажая свое стройное упругое тело.

Когда они приехали в загородный дом Серджио, все были уже в сборе. Мануэла, увидев Люси, завизжала от радости, сразу же протянув ручонки к кошке.

- Ману, - позвала ее мать. - Будь ласковой, если хочешь ее погладить, делай это аккуратно, чтобы ей не было больно. -

- Если я буду себя хорошо вести, она поиграет со мной, правда, мамочка? -

- Конечно, крошка, поиграет, но когда она устанет, ты ее отпустишь. Договорились, зайка? -

Девочка кивнула в знак согласия и приблизилась к Люси. Кошка наблюдала за ней настороженно, в любой момент готовая к бегству. Мануэла присела перед ней на корточках и выставила вперед ладошку. Люси обнюхала протянутую руку и, не почувствовав опасности, расслабилась. Мануэла погладила шелковистую шкурку, радостно смеясь, и улеглась на траве рядом с кошкой.

Наступил долгожданный момент вручения подарков. Мануэле не терпелось узнать, что ей привезли: ее темно- вишневые глазки блестели от нетерпения. Один за другим она открыла все свертки и коробки, бурно выражая свою радость и благодаря взрослых нежными поцелуями. Когда очередь дошла до куклы, на какой-то миг на лужайке воцарилась тишина. Девочка распахнула свои и без того большие глаза, слегка приоткрыв рот, и замерла, как очарованная. Потом протянула руки к кукле и пробормотала вполголоса:

- Какая она красивая! Спасибо, тетя Вероника. -

Мгновение спустя женщина ощутила на щеке теплый детский поцелуй и почувствовала, как ребенок нежно обхватил ее ручонками за шею. Трогательная волна умиления поднялась в сердце Вероники, которая тоже поцеловала ребенка, ощущая приближение предательских слез. Мануэла вернулась к своим подаркам, разложенным на траве, рассматривая их снова и снова.

Вероника, воспользовавшись тем, что внимание всех было приковано к малышке, поднялась и ушла в дом. Там она закрылась в ванной комнате и дала волю своим чувствам. Неожиданная детская ласка вызвала в ней неадекватную реакцию, но женщина прекрасно знала настоящую причину ее слез. Она была одна со своей болью и со своими воспоминаниями, которые, казалось, совершенно не желали ее отпускать. Ее драма не имела никакого отношения к друзьям, и никто из них не смог бы ей помочь. Даже ее муж пребывал в полном неведении и, несмотря на на всю свою нежность и любовь, не мог прийти ей на помощь. Вероника умылась, тщательно скрывая следы слез, и вернулась к друзьям. Ни Дарио, ни остальные не заметили ее отсутствия, лишь Даниэла бросила на нее слегка встревоженный взгляд, но, возможно, ей это только показалось.

Женщины удалились в дом кухарничать, а мужчины заговорили о предстоящей встрече, которая занимали все их мысли.

- Не знаю, хорошая ли это идея присутствовать всем троим. Дин приезжает один. Не хотелось бы создать у него впечатление, что мы не уверены в своих силах. – Заговорил Франческо.

- Я совершенно не согласен, - ответил Дарио. - Мы партнеры и, значит, должны присутствовать все. Этот Дин имеет репутацию старого лиса, с ним надо быть настороже. -

- Ну, хорошо, - решил Серджио. - Совещание будешь вести ты, а мы подключимся в случае необходимости. -

- Значит, решено, - согласился Франческо и, улыбаясь, добавил. - А теперь пойдем раскладывать стол, а то попадет нам от женщин. -

Когда обед был готов, и все наконец заняли свои места, Дарио спохватился и побежал к машине.

- Я забыл достать вино, которое мы привезли, - проговорил он на ходу.

- Положись я на тебя, пришлось бы нам пить глинтвейн, в такую-то жару. Я отнесла его в погреб два часа назад, - с притворным упреком заметила Вероника.

- Я так и знал. Вечно что-нибудь сделаю не так, - ответил Дарио, тяжело вздыхая.

- Ну, это твои проблемы, дорогой, - поддержала шутку Даниэла. - Да ладно, на этот раз ты прощен, но смотри не допускай подобных ошибок в будущем. -

- Слушаюсь, командир, - отсалютовал Дарио, возвращаясь к столу. - Что поделаешь, если хочешь жить в мире с женщинами, приходится подчиняться. Таков уж наш удел. А я-то думал, что времена матриархата закончились. Вроде бы в школе нас так учили. -

- Наверное, те учебники были написаны мужчинами, - заметила Кьяра, вызывая дружный взрыв смеха.

- Сдаюсь, - поднял вверх руки Дарио. - Даже Наполеон не выиграл бы против армии женщин. -

После обеда Мануэла задремала в гамаке, прижимая к себе новую куклу. Вероника присела возле девочки и, глядя на ее нежное личико, спокойное и безмятежное, мысленно вернулась к тому моменту, когда Мануэла обняла и поцеловала ее. Погруженная в размышления, женщина не заметила прихода Даниэлы.

- А где мужчины? Что-то их не видно, - прошептала подруга, усаживаясь на траве.

- Вроде бы пошли в лес, все обсуждают предстоящую встречу. –

- Да, будем надеяться, что из этого что-нибудь выйдет. –

- Я тоже надеюсь, что они подпишут этот контракт, хотя бы слегка расслабятся. Дарио последнее время возвращается домой очень поздно и только и думает, что об этом англичанине, Дине. Говорят, что он большой хитрец, хоть бы они не попались на подвох. -

- А мне кажется, что ты слишком за них переживаешь. Тебе бы лучше о другом начинать думать, - Даниэла бросила испытующий взгляд на подругу.

- О чем ты? - не поняла Вероника.

- Заметила я, как ты смотришь на Мануэлу, и реакцию твою на ее поцелуй заметила. Что тебя волнует, Никки? Может, я могу помочь? -

- Благодарю за интерес, но я не знаю, что тебе ответить, - солгала Вероника наигранно веселым тоном. – Я сентиментальная, расстрогалась, да и все. -

- Ой, подруга, что-то ты скрываешь, - покачала головой Даниэла. – Это вредно - держать все в себе. -

Вероника почувствовала себя в западне. Она не могла сказать правду и не знала, что выдумать, чтобы ее оставили ее в покое.

- Тогда я тебе скажу, в чем дело, - заговорила снова Даниэла, видя замешательство подруги. - Тебе нужен ребенок, это очевидно. Пришло и твое время. -

- Нет, я не думаю, - поспешила с ответом Вероника. - Я постоянно занята на работе, да и Дарио тоже. Рановато нам. -

- А Дарио что об этом думает? Он любит детей, я уверена, что он был бы на седьмом небе от счастья, если бы ты подарила ему наследника. -

- Нет, пожалуйста, прекратим этот разговор. - Вероника почувствовала нарастающее раздражение. К чему было так настаивать? И как подруга могла знать лучше ее самой, в чем она нуждалась? В конечном итоге, что она знала, чтобы говорить подобные вещи? - Я еще не готова иметь детей, и никто, даже Дарио, не убедит меня в обратном. -

- Ну, как знаешь, но если передумаешь и захочешь поговорить, я в твоем распоряжении, - ответила Даниэла, уже не рада, что завела этот разговор.

За шесть лет знакомства они стали хорошими подругами. Вероника, как и все, шутила, смеялась и умела слушать, но очень редко говорила о себе, как будто бы не желая переступать через невидимый запретный порог. Даниэла ощущала, что Вероника что-то скрывает от нее и, почти наверняка, от мужа, замечая время от времени странную тень в ее глазах.

- Вот вы где, - донесся до них голос Кьяры. – А я прилегла на минутку на диван и уснула. -

Она тоже вытянулась на траве, прикрывая рукой глаза от яркого солнца.

- Какое блаженство, девчонки, - проговорила она, зевая. - Так бы и лежала здесь до вечера, ничего не делая, как настоящая лентяйка. И Люси здесь? -

- А ты как думаешь? - улыбнулась Даниэла. - Как обычно, рядом с хозяйкой. Никогда не видела такого кота. Обычно они такие независимые, а Люси, как собачонка, прямо не отходит от Вероники. Отдрессировала ты ее, что-ли? -

- Никакой дрессировки, - ответила Вероника, поглаживая кошку. - Я спасла ей жизнь, когда она была совсем котенком, дала ей дом, пищу и много ласки, вот и все. -

На пригорке леса показались мужчины с маленькими букетами цветов в руках, и по мере их приближения до женщин стали доноситься слова о контракте. Подруги дружно рассмеялись.

- Если хотите остаться с нами, смените тему. - Приказала Даниэла.

- Бедные мы, бедные, мы к ним с цветами, и смотрите, какой прием, - притворно вздохнул Серджио, присаживаясь рядом с женой.

- Пойдем прогуляемся, - предложил Дарио Веронике, протягивая ей руку. - На нашу поляну. Давай! - Они побежали по маленькой тропинке, которую знали наизусть, и остановились только на месте, запыханные, но довольные.

- Здесь я поцеловал тебя в первый раз, - пробормотал Дарио, крепко сжимая жену в объятиях.

- И не только поцеловал, - бросила на него провоцирующий взгляд Вероника. - Или ты забыл? -

- Как я могу забыть? Ты напоминала испуганную газель с огромными ласковыми глазами - как ты была красива!-

- Естественно, я была испугана, - засмеялась Вероника. - Ты набросился на меня, как корсар, я была не в состоянии оказать ни малейшего сопротивления. -

- Неправда, - покачал головой Дарио. - Ты даже и не пыталась сопротивляться. Ты сдалась сразу же, я чувствовал твою податливость, прямо как сейчас. -

- Какой же ты врун, - возмутилась жена. - Тебя бы никто не смог остановить. Я предпочла сдаться на милость победителя, во избежание проблем. Но сейчас что ты делаешь? -

Рука мужчины заскользила под ее рубашкой, в то время как его губы встретились с ее в жарком поцелуе.

Полчаса спустя Вероника открыла глаза и, глядя на Дарио, приводящего в порядок брюки, сказала:

- Ты так и остался корсаром. Когда ты чего-то хочешь, ты просто приходишь и берешь. -

- У тебя имеются возражения? - ответил муж с хитринкой в глазах.

- Абсолютно никаких, - засмеялась она в ответ. – Пойдем прощаться, пора возвращаться домой. -

Уже в машине, возвращаясь домой, Дарио неожиданно спросил:

- Почему ты убежала после поцелуя Мануэлы? -

- Я просто пошла в туалет, с чего ты решил, что я убежала? - с трудом сохранила самообладание Вероника..

- Почему бы и нам не завести себе маленькую Мануэлу или Мануэля? - Дарио посмотрел на нее, улыбаясь.

- Мы должны обсуждать этот вопрос именно сейчас? В машине? -

- Почему бы и нет? Каждый раз, когда я завожу об этом речь, у меня складывается впечатление, что ты избегаешь этой темы. Если тебя что-то тревожит, ты должна со мной поделиться, иначе я никогда не пойму. -

- Я...я не готова иметь детей и не готова к таким резким изменениям в нашей жизни. Я даже не знаю, буду ли я хорошей матерью. -

- Какая чепуха! Я видел тебя с Мануэлой. Ты будешь замечательной матерью! А что касается изменений, рано или поздно придется с ними смириться. Мы взрослые люди, у нас есть дом, мы оба работаем, справимся! -

- Вот именно, мы оба работаем, кто будет смотреть за ребенком? Я занята в агенстве, ты – на фирме, не так это и просто бросить работу или совмещать одно и другое. -

- Но ведь многие пары сталкиваются с этой проблемой и как-то справляются. Мы, если хочешь, имеем преимущества. У нас большой дом с садом, и мы можем прожить, если буду работать только я, а ты будешь заниматься малышом, хотя бы на первых порах. -

- Не знаю, дай мне немного времени, мне нужно подумать, - попыталась уклониться от разговора Вероника.

- Но почему? - настаивал Дарио. - Иметь детей – это прекрасно. Ребенок будет частью нас самих. Ты только представь, у него будут твои глаза и мой нос, а волосы, может быть...-

- Прекрати, пожалуйста! - взорвалась Вероника. - Почему ты настаиваешь, если видишь, что я не хочу об этом говорить! Слышать ничего не хочу на эту тему! -

Дарио никогда не видел жену в подобном состоянии. За ее кажущейся неготовностью иметь детей скрывалось что-то другое, гораздо более серьезное. Ужасное подозрение закралось в его сердце, но только в воскресенье вечером, закончив ужинать и расположившись перед телевизором, Дарио решился:

- Вероника, прошу тебя, выслушай меня. Я все это время думал о нашем вчерашнем разговоре. Подожди, ничего не говори, я хочу задать тебе один вопрос, и ты должна сказать мне правду. -

Вероника смотрела на него, затаив дыхание в ожидании его вопроса. А что, если он обо всем узнал? Нет, это невозможно, никто не мог знать ее секрета.

- Ты не можешь иметь детей? - Дарио взял ее за руку, с тревогой заглядывая ей в глаза. – Ответь мне, прошу тебя. У тебя проблемы со здоровьем? -

Вероника почувствовала огромное облегчение, услышав слова мужа. Это же очевидно, что он не мог ничего узнать.

- Как тебе пришло это в голову? Я уверяю тебя, что я совершенно здоровая женщина, и все у меня в порядке. -

Дарио закрыл лицо руками, ощущая внезапную слабость.

- Какой же я кретин, какой кретин, - с горечью повторял он. - Прости меня, любимая, что я мог подумать такую ужасную вещь. Как я мог в тебе сомневаться? Забудь обо всем, если можешь, и не будем больше об этом говорить. -

- Не отчаивайся ты так. - Вероника отвела его руки от лица и поцеловала его в щеку. - Ничего не случилось. Все нормально. -

- Конечно, моя царица. Значит, вся проблема в страхе перед родами? - слова вылетели из него сами собой, и Дарио удивился, как он раньше до этого не додумался. - Я слышал, что в последнее время это очень распространенная проблема, что-то вроде психологической недооценки собственных сил и возможностей. -

Вероника ухватилась за эту гипотезу, как утопающий за соломинку: в конечном итоге, в этом была доля правды. Нерешительно глядя на мужа, она молча кивнула.

- Я круглый идиот!- упрекнул себя Дарио. - Я должен был понять это раньше, но теперь будь спокойна, мы найдем выход. Я думаю, что хороший психолог сможет тебе помочь. -

- Ты здесь ни при чем, это я должна была обо всем тебе рассказать, но сейчас оставим этот разговор. Завтра тебя ожидает трудный день, и тебе нужно хорошо отдохнуть. Пойдем спать. –

Дарио уснул, а она продолжала лежать безо сна, ощущая странное беспокойство. Перед ее глазами возникло лицо другого мужчины, и необъяснимая тревога овладела ей. Вероника с трудом задремала, но ее сон был неспокойным и мучительным: всю оставшуюся ночь ее преследовали кошмары. Проснулась она уставшей и в плохом настроении.

- Я еще полежу, я ужасно спала, - сказала она мужу, разбудившему ее в обычное время. - Мы все равно открываемся после обеда. -

После его ухода она снова и снова возвращалась к сновидениям прошедшей ночи, и на протяжение всего утра чувствовала себя подавленной и беспокойной. Когда зазвонил мобильный телефон, она даже почувствовала легкое раздражение: ей совершенно не хотелось ни с кем разговаривать.

- Вероника? - услышала она незнакомый голос, звучащий взволнованно и неуверенно.

- Да, кто говорит? - невольно заволновалась и она.

- Это ...это жена Андрэа... -

Вероника не дослушала до конца. Его жена была последним человеком в мире, от которого она могла ожидать звонка. Откуда у нее был этот номер, и что ей было нужно после стольких лет? Мысли набегали и путались.

- Алло, Вы меня слышите? - голос казался холодным и в то же время растерянным. - Андрэа попал в аварию, сейчас он в больнице, в очень тяжелом состоянии. Он был без сознания и...звал Вас. Я и сама не знаю, почему я это делаю, я нашла Ваш номер в его записной книжке. Если решите приехать, я продиктую Вам адрес. -

Закончив писать, Вероника собралась произнести нерешительное «спасибо», но в трубке раздались прерывистые гудки.

Она застыла без движения, пытаясь осмыслить только что услышанное. В голове был сплошной туман, а перед глазами возникло лицо мужчины, который когда-то олицетворял все ее надежды, а теперь боролся за свою жизнь на далекой больничной койке.

Scrivi commento

Commenti: 0